logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНОЕ ЧТЕНИЕ

МАТЕМАТИКА

Кашалот — самый крупный из зубатых китов — по размерам несколько уступает своим усатым родственни­кам: самые крупные самцы в длину не превышают 20 м.

Зато у них есть свои рекорды, никем из млекопитающих не превзойденные.

Например, кашалот — лучший ныряльщик среди всех, кто дышит воздухом. Наибольшая зарегистрированная глубина, которой достигали эти «живые батискафы», около 1,5 км! Далеко не каждая современная подводная лодка выдержит давление воды, которое без вреда пере­носит зубатый ныряльщик — 150 атмосфер! И таким на­грузкам кашалот подвергается несколько раз в день. Без воздуха при этом он остается почти на два часа, ведь ему нужно не только нырнуть, но и поохотиться на крупную рыбу и кальмаров. Всплывая после долгой задержки ды­хания, этот гигант так торопится наверх, что выпрыги­вает из воды почти на высоту собственного роста.

Кашалот — крупнейший хищник планеты; по длине с ним может сравниться только его главный глу­бинный враг и самая лакомая добыча — ги­гантский кальмар архитевтис. Однако из 18 м кальмарьего «роста» половина при­ходится на щупальца, а по весу кашалот превосходит соперника в несколько раз, так что из поединка победителем чаще все­го выходит именно кит. Собственно, с ги­гантами архитевтисами ученые и познако­мились только благодаря останкам, найденным в желудках загарпунен­ных кашалотов. Считают, кста­ти, что кальмар вступает в драку только в целях самооборо­ны: для него кит слишком крупная добы­ча, съесть все равно не полу­чится. Вообще, на взрослого кашалота никто в океане не нападает, во всяком случае на сильного и здорового.

Сам охотник-исполин отличается достаточно мирным нравом, по крайней мере на поверхности. Однако к на­падающим на него бывает беспощаден: даже современ­ные китобойные суда не всегда выдерживают таранный удар раненого гиганта, разогнавшегося до скорости свы­ше 40 км/ч! В прежние времена бывало и так, что вель­боты с гарпунерами разлетались буквально в щепки от ударов хвоста, а разъяренный кит нападал на шхуну и то­пил ее вместе с экипажем.

Но, несмотря на риск, охота на кашалотов не прекра­щалась. Особую ценность такому опасному трофею при­давало не мясо и не жир, а особая жидкость, находящая­ся в его огромной (треть длины тела!) голове — сперма­цет. Он используется и в медицине, и в парфюмерии, обладает целым рядом ценных свойств, например хоро­шо заживляет раны, и до появления современных ле­карств спрос на него был просто огромный. Вырабаты­вается спермацет специальными железами, располо­женными на верхней челюсти, и образует на «лбу» животного своеобразную подушку. Долгое время ее на­значение оставалось тайной для ученых, и только отно­сительно недавно все же выяснили, что это за орган.

Кашалот, как и все китообразные, для ориентирова­ния в море пользуется не столько зрением, сколько зву­ковым локатором. Но, в отличие от летучих мышей, из­давать звуки ему приходится не ртом, а «носом» — нахо­дящимся на затылке дыхалом. Ведь рот у китов служит только для еды, дыхательные пути у них отделены от пи­щеварительного тракта, иначе под водой питаться им было бы, мягко говоря, затруднительно. К тому же с ноз­дрей на затылке дышать водному зверю гораздо удобнее: не нужно напрягаться и высовывать тяжелую голову из воды, всплыл — сразу же можно выдохнуть, вдохнуть и снова нырять. На выдох-вдох у больших китов уходит несколько секунд, а дельфины обновляют воздух в лег­ких почти моментально.

Дыхало находится на затылке, а звук от него надо ка­ким-то образом направить вперед, чтобы вовремя заме­тить добычу или препятствие. Снаружи никаких «при­способлений» для этого разместить не удастся, тело дол­жно быть гладким, обтекаемым. Остаются внутренние устройства, у китов их роль играет череп. По твердой кости звуки передаются очень хорошо и во все стороны, так что на затылке их источник или в горле — никакого значения не имеет. На «лбу» у китообразных есть округ­лая впадинка, очень напоминающая антенну настояще­го локатора. Нужна она для достижения того же резуль­тата: собрать в сильный узкий пучок излучение, в этом случае — звуковое. Получается это великолепно, лока­тор у кашалота «ощупывает» окрестности на несколько километров вокруг; но с поворотом локаторного пучка в разные стороны возникают проблемы. В самом деле, не может же огромный кит постоянно вертеть головой во все стороны. И плавать неудобно, и шея короткая, и ус­танешь быстро. Однако китообразным удается «осмат­ривать» звуком окрестности, не поворачивая головы.

Помогает в этом та самая спермацетовая подушка, расположенная над черепной впадинкой; как говорят физики, в фокусе антенны — в том самом месте, куда звук собирается со всех стенок ямки. Похожие органы есть почти у всех китов и дельфинов, только у кашалота с его громадной головой спермацета больше всех. Подуш­ка эта может при помощи особых мышц изменять свою форму, и проходящий через нее звуковой пучок откло­няется из стороны в сторону, может рассеиваться или, наоборот, собираться в узкий луч.

Почему же из синего кита спермацет не добывают, ведь и сам кит больше кашалота, и голова по размерам не уступает? Оказывается, у усатых китов этой ценной жидкости нет, ее заменяет жир, которого на «лбу» не­много — локатор у зубатых китов развит гораздо лучше. Они хищники, им надо искать добычу в толще морской воды, а усатые киты питаются планктоном, который все равно не увидишь, врагов у них нет, поэтому они и обхо­дятся почти без «звукового глаза».

Поиск

 

Блок "Поделиться"

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.