logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНОЕ ЧТЕНИЕ

МАТЕМАТИКА

Действующие лица:

Настенька, Дед Мороз, Параша Тарасовна, Груня, Жадюкин.



Картина первая

Современная деревенская изба. В избе русская печь.

С печи раздается храп. У печи — лавка, на лавке зипуны. Из-под зипунов тоже раздается храп. Один храп могучий, как паровозный гудок, другой — тонкий и противный, как свист в динамиках. В сочетании они образуют какой-то немыслимый дуэт. С охапкой дров на цыпочках входит Настя, поет песню.



Песня Насти

(слова А. Усачева, музыка М. Мокиенко)

Ах, какая, посмотрите, красота!

На березке белоснежная фата.

Ярко блещет речка, словно леденец.

И звенит хрустальным звоном бубенец.

Человечек, как бубенчик,

Все поет, звучит.

А устанет человечек —

Замолчит.



Настя тихонько подходит к печке и хочет осторожно положить дрова, но спотыкается, и дрова с грохотом падают на пол.

Храп тут же обрывается, и с печки с криком падает Параша Тарасовна.

Параша. Караул, пожар! Грабят! Убивают!

Настя. Матушка, матушка! Успокойтесь — это я.

Параша. Кто? Что? Куда? Кто стрелял?

Настя. Никто не стрелял. Это я дрова нечаянно уронила. Простите меня, матушка.

Параша. Не называй меня «матушка». Я сколько раз тебе говорила — у меня родная дочь есть. А ты мне — падчерица! Поняла?

Настя. Поняла, матушка...

Параша. Что? Опять! Матушка твоя померла давно, а я тебе — Параша Тарасовна. Запомнила? Повтори!

Настя (испуганно). П-параша... Матрасовна...

Параша. Да не Матрасовна, а Тарасовна! Моего отца Тарас звали! Тарас, а не матрас! Запомни: Параша Матрасовна... то есть Параша Колбасовна... Тьфу, совсем меня запутала, негодница. Ты печь истопила?

Настя. Истопила.

Параша. Завтрак приготовила?

Настя. Приготовила.

Параша. А воды принесла?

Настя. Принесла. С наступающим праздником вас, Параша Тарасовна.

Параша. С каким таким праздником?

Настя. Как с каким? Сегодня же 31 декабря!

Параша. Ах, да! С тобой все на свете позабудешь. Нас же в гости пригласили сами Жадюкины! Только ты с нами не пойдешь. Потому что у тебя платья праздничного нет.

Настя. Ничего, я дома посижу, пирогов напеку. Можно умываться и завтракать садиться.

Параша. А ты тут не командуй! Не в своем доме.

Настя. Как это не в своем?! Я тут родилась...

Параша. Это не имеет значения. После смерти твоего отца, муженька моего, дом за мной записан. Так что скажи спасибо, что тебя еще здесь терпят. Живо накрывай на стол! (Подходит к лавке.) Груня, Грушенька, вставай... Вставай, солнышко мое.

Настя. Солнышко уж давно встало.

Параша. Грунюшка, котик мой, вставай.

Настя. Коты давно уже мышей ловят.

Параша. Зайчик мой, кушать пора.

Настя. Ой! Кроликов-то я не покормила! (Накидывает таток, убегает.)

Из-под зипунов вылезает Груня. Вся толстая и заспанная.

Груня. Ну вот, опять вставать. Ты зачем меня разбудила! Такой сон испортила!

Параша. А что тебе снилось, Грунечка?

Груня. А мне, маманя, снилось, что я царица. На голове корона, вот тут бантики, тут рюшечки, сапожки красные. Все мне кланяются. Женихи сватаются, красотой моей восторгаются. На столе фрукты, вина заморские. Кровать вся в золоте, вот таких размеров! Лакеи кисель яблочный прямо в постель приносят... Уф-ф-ф! А ты меня в такой момент разбудила, когда мне послы заморские подарки принесли!

Параша. Не переживай, Грунечка, после обеда уснешь и все подарки получишь. А сейчас умывайся, доченька.

Груня. Ой, вода холодная! Настька специально воду остудила, чтобы я заболела. Она от нас избавиться хочет, чтобы избу занять!

Параша. Успокойся, Грушенька, изба нам теперь по закону принадлежит, у меня все документики имеются. А с этими документиками мы сами от Настьки избавимся. Умывайся, рыбонька моя. Сегодня Новый год праздновать будем, тебе надо хорошо выглядеть. Нас в гости пригласили.

Садятся к столу, едят.

Груня. Кто? Опять Замухрышкины?

Параша. А вот и нет. Нас пригласила сама Жадюкина!

Груня. И Настьку с собой возьмем?!

Параша. Ну, вот еще! Пусть дома одна празднует.

Груня. Ага! У нее знаешь сколько друзей. Она их всех сюда пригласит, и начнут они веселиться, песни петь, а мы, как дураки, будем у Жадюкиных сидеть и про цены разговаривать!

Параша. А я ей запрещу сюда друзей приглашать!

Груня. Тогда она сама к ним пойдет. А у них весело! Хороводы водить будут, танцевать, а мы будем новую жадюкинскую мебель разглядывать.

Параша. Ну не плачь, Грунечка. Не расстраивайся из-за этой негодницы. Ну, успокойся, Груша!

Груня. И не называй меня Груша!!! Ну и имечко ты мне придумала. Все только дразнят: «Посмотрите, вон идет кислый грушевый компот»! Не могла по-другому меня назвать!

Параша. Я уж столько имен перебрала, доченька. Сначала хотела назвать Агриппина...

Груня. Это чтобы меня гриппом дразнили?!

Параша. Потом хотела — Фекла...

Груня. Фекла — свекла?!

Параша. Потом — Акулина...

Груня. Еще лучше. Акула-каракула! Вот Настьку никто не дразнит. Только и слышно: «Настенька, Настена». А меня — «Идет Груша, нельзя скушать»! Маманя, придумай что-нибудь, чтобы у Настьки праздника не получилось. Чтобы она не веселилась, а рыдала горючими слезами!

Параша. Придумаю, придумаю, только не плачь!

Груня и Параша поют.



Первый дуэт Груни и Параши

(слова Э. Бурзачило, музыка М. Мокиенко)

Ах, маманя, я на грани,

Ничего не хочется!

Как шампанское в стакане —

Все во мне клокочется.

Почему ко мне подружки

Плохо все относятся?

На душе скребутся кошки

И наружу просятся.

Припев.

Параша. Не печалься, ты моя драгоценная.

Скоро будет жизнь богатая, степенная.

Груня. Только надобно от Насти нам избавиться,

И тогда вот этот дом нам останется!

Параша. Тише, Груша, маму слушай,

Буду я тебя учить.

В жизни надо больше кушать

И добро себе копить.

Мы живем в капитализме,

И тебе пора бы знать:

Надо больше брать от жизни

И поменьше отдавать.



Параша. Придумала! Не будет Настька Новый год с друзьями у нас в доме встречать!

Груня. А где она его встречать будет?

Параша. Ни за что не догадаешься! Она будет его встречать в ми-ли-ци-и!!!

Груня. В милиции?! Вот здорово! Что ты придумала?

Параша. Я скажу Насте...

Входит Настя.

Груня. Ты где шляешься! Вон сколько посуды грязной накопилось!

Настя. Я кроликов кормила. А вы что, уже позавтракали?

Груня. А что же ты думаешь, тебя дожидаться будем?

Параша. Ну, зачем же ты так, Груня! Настенька ведь делом занималась. Садись, дорогая, покушай, отдохни. Вечно ты трудишься, как Золушка.

Настя. Спасибо, Параша Тарасовна...

Параша. Ну, зачем же так официально. Не чужие же люди. Называй меня матушка.

Настя. Спасибо, матушка Параша Тарасовна. (Садится к столу.) Ой, а есть-то нечего. Ничего не осталось.

Груня. Надо было больше готовить!

Параша. Цыц! Вот горе-то, действительно, ничего не осталось. Но это даже к лучшему. Фигурка у тебя — загляденье. Тебе такую красоту беречь надо, а то будешь такая же толстая, как Груня. Видишь, как я о тебе забочусь.

Настя. Спасибо, матушка... Параша Тарасовна.

Параша. Да и вообще нам нужно дружнее жить. Давайте Новый год отпразднуем вместе, по-семейному.

Груня. Ты что, маманя! Мы же хотели...

Параша. Отпраздновать все вместе, дружно! Позабыть старые обиды...

Груня. Маманя, да какой тут может быть праздник...

Параша. Действительно, какой же может быть праздник Новый год без елочки!

Груня. Ничего не понимаю...

Параша. Вот и я ничего не понимаю. Елочки-то у нас нет! Да, жаль! А так хотелось вместе, по-семейному... (Плачет.)

Настя. Не плачьте, Параша Тарасовна. Не надо, матушка! Я схожу в лес, принесу елочку, и у нас будет настоящий праздник.

Параша. Какая ты у меня умница. Иди скорее в лес и принеси елочку попушистей. А мы пока к встрече Нового года приготовимся.

Настя. Какая вы у меня хорошая, матушка! Я скоро приду. Сестрица, я там тесто поставила, присмотри за ним. Я скоро вернусь! (Убегает.)

Параша. Не скоро ты вернешься, «доченька»!

Груня. Ты что, маманя, рехнулась? Какой праздник, какая елка? Мы же собирались к Жадюкиным. И почему это я должна за тестом следить!

Параша. Ха-ха-ха! Все будет, как я задумала. Новый год Настька будет справлять в милиции, за решеткой!

Груня. Ничего не понимаю.

Параша. В лес она зачем побежала?

Груня. Зачем?

Параша. За елочкой. А лес у нас какой?

Груня. Дубовый.

Параша. Это голова у тебя дубовая! А лес у нас заповедный. А в заповедном лесу елки рубить можно?

Груня. Можно. Только потихонечку. Раз — и на базар!

Параша. Это у тебя в голове все происходит потихонечку. Запомни, в заповедном лесу елки рубить нельзя! А по лесу бродит лесник Парфен Антипыч. Он Настьку сцапает и...

Груня. Съест.

Параша. И — в милицию!

Груня. Правильно, маманя, и поделом, нечего браконьерить!

Параша. Наконец-то мы от нее избавились. Можно собираться к Жадюкиным!



Звучит второй дуэт Груни и Параши

(слова Э. Бурзачило, музыка М. Мокиенко)

Груня. Всем на зависть встретим мы, маманя,

Новый год в шикарном доме.

Посидим на фирменном диване,

Ну, а Настя на соломе.

Параша. Ты послушная,

Ты разумная,

Ты добра, трудолюбива.

Ты хорошая,

Ты пригожая.

Ты умна, честна, красива.

Вместе. Эх, тили-тили,

Ух, трали-вали,

Счастье мы свое найдем!

Раньше нас не приглашали,

А теперь зауважали,

Значит, очень далеко пойдем!



Стук в дверь обрывает их веселый танец.

Груня. Ну вот, вернулась! Передумала в лес идти.

Параша. Чего стучишь? Входи, голь перекатная!

Входит Жадюкин.

Жадюкин. Ты что это такое говоришь, Параша. Какая я тебе голь перекатная?!

Параша. Ой, да ведь это господин Жадюкин. Не серчайте, Лев Павлинович, путаница вышла. Проходите, садитесь. Не угодно ли чайку?

Жадюкин. А какой у вас чай?

Груня. Кипяченый...

Параша. Индийский, батюшка.

Жадюкин. Индийский пусть индусы пьют. Я только китайский употребляю.

Груня. А вы китаец?

Жадюкин. Что?!

Параша. Она говорит, что вы красавец, Лев Павлинович. Нету у нас китайского чая. Вот беда-то!

Жадюкин. Да, чужой бедой сыт не будешь. Давай индийский.

Груня. Садитесь, Тигр Фазанович.

Жадюкин. Что? Я — Лев Павлинович! Лев Павлинович Жадюкин, попрошу запомнить!

Жадюкин поет песню.



Песня Жадюкина

(слова А. Усачева, музыка М. Мокиенко)

Жадюкин — пусть не нравится

Вам всем моя фамилия, —

Зато всем очень нравится

Мой дом и изобилие.

Подумаешь, не нравится

Жадюкина душа!

Зато еда Жадюкина

Отменно хороша.

Припев. В человеке все должно быть

Дорого и мило:

И машина, и квартира,

И пальто, и...



Груня. Мыло!

Жадюкин (поправляет). Вилла!

Все знают, у Жадюкина

Ужасный мерзкий нрав.

Но все бегут к Жадюкину

Смотреть на венский шкаф.

Подумаешь, не нравится

Жадюкина жена.

Зато всем очень нравится

Мой сыр и ветчина.

Припев.



Жадюкин. Я, собственно говоря, к вам по делу зашел. Жена моя со мной не посоветовалась и вас в гости пригласила...

Параша. Великой доброты человек супруга ваша.

Жадюкин. Великой глупости она человек! Если вы к нам нагрянете, представляете, что будет?

Параша. А что будет?

Груня. Весело будет.

Жадюкин. Кому это будет весело?!

Груня. Всем нам.

Жадюкин. Вот именно, всем вам. А нам очень грустно будет.

Груня. Отчего же, Крокодил Насекомович?

Жадюкин (кричит). Я Лев Павлинович! А оттого нам грустно будет, что вы нашу колбасу итальянскую пожирать будете, наш чай китайский хлобыстать и все задаром?! Ничего себе, веселый Новый год получится!

Параша. Да мы не будем кушать. Мы так просто посидим, телевизор посмотрим...

Жадюкин. Я не для того себе «Панасоник» покупал, чтобы вы в него пялились!

Параша. Ну, мы так просто посидим, поговорим...

Жадюкин. Это на моем-то финском диване?!

Параша. А мы не будем сидеть. Мы придем и постоим тихонечко...

Жадюкин. Это на моем французском паркете?! В общем, так. Раз уж вас жена моя неразумная пригласила, приходите. Только вот эту бумажку подпишите.

Груня (читает). Мы, нижеподписавшиеся, обязуемся оплатить семье Жадюкиных стоимость съеденных продуктов питания на праздновании Нового года по установленным тарифам. Смета прилагается.

Жадюкин. А вот и смета.

Дает Параше другую бумажку. Параша читает и падает в обморок.

Груня. Маманя! Маманя!

Жадюкин. Ничего, скоро очнется. Так всегда бывает, когда я свои сметы показываю.

Параша (приходит в себя). А может, мы вам лучше дорогой подарочек подарим?

Жадюкин. Очень дорогой?

Параша. Очень.

Жадюкин. Очень дорогой — это хорошо, но все-таки лучше еще подороже. Ну ладно, ждем вас в 20 часов 16 минут. Обувь сменную захватите, паркет у меня французский. Не курить, руками ничего не трогать, вопросов не задавать, громко не разговаривать...

Груня. А дышать можно?

Жадюкин. Дышать? Ну, если вы без этого не можете, то дышите. Только тихонечко. Кондиционер у меня испанский.

Уходит.

Груня. До встречи, Муравьед Птеродактилевич!



Картина вторая

Лес. По лесу идет Настя, поет песню (слова А. Усачева, музыка М. Мокиенко).

Здравствуй, белая березка,

Здравствуй, ель.

Здравствуй, белый день морозный

И метель.

Белый заяц в белый прячется сугроб,

Словно шапку натянул на самый лоб...

Человечек, как бубенчик,

Все поет, звучит.

А устанет человечек —

Замолчит.

Скачет весело лошадка. А за ней

Завивается поземкой след саней.

Заплетает белым кружевом дома...

А вокруг зима, волшебная зима.

Человечек, как бубенчик,

Все поет, звучит...

А замерзнет человечек —

Замолчит.



Настя видит елочку.

Настя. А вот и елочка. Какая красивая! Матушка и сестрица рады будут.

Из-за дерева выглядывает мужичок с длинной седой бородой.

Это Дед Мороз, но узнать его невозможно.

Он в ватнике, заячьем треухе. На ногах валенки, в руках ружье.

Настя. Ох, как жалко такую красоту рубить. Но делать нечего... (Замахивается топором.) Нет, не могу. Она такая хорошенькая, беззащитная... Но ведь я обещала, меня с елочкой ждут... (Опять хочет рубить.) Нет, не могу, она как будто живая. Смотрит на меня и улыбается. Что же делать? (Плачет.)

Дед Мороз. Ты что плачешь, девица?

Настя. Ой! Как вы меня напугали! Кто вы?

Дед Мороз. Я лесник, Парфен Антипыч. Лес от браконьеров охраняю. Хожу по лесу, смотрю, чтобы никто зверюшек не обижал, чтобы никто елочки не рубил. Ты ведь не хотела срубить эту елочку?

Настя. Честно скажу вам, Парфен Антипыч, хотела.

Дед Мороз. А чего же не срубила?

Настя. Жалко стало. Она такая красивая. Пусть уж в лесу растет, зверушек радует.

Дед Мороз. Ишь ты. А я давно за тобой наблюдаю. Думаю, срубит или нет? Не срубила. Думаю, обманет или нет? Не обманула. Ну, раз ты такая добрая и честная, приглашаю тебя к себе в гости. Угощу на славу, ведь ты сегодня ничего не ела.

Настя. А откуда вы про это знаете?

Дед Мороз. А я все про тебя знаю, Настенька.

Настя. Ой, а откуда вы знаете, что меня Настенькой зовут?

Дед Мороз. Пойдем ко мне в гости, там все и узнаешь. Не боишься?

Настя. Не боюсь.

Дед Мороз. А ты еще и смелая! Ну, пошли.

Уходят. Открывается занавес.



Картина третья

Избушка Деда Мороза. Полный беспорядок. Везде иней и сосульки.

Входит Дед Мороз, за ним Настя.

Дед Мороз. Вот здесь я и живу. Ты проходи.

Настя. Как у вас тут холодно. Я сейчас печь затоплю.

Дед Мороз. Да что ты! У меня нет печи. Ты посиди пока, а я покушать приготовлю. (Уходит.)

Настя. Странный какой-то. Без печки живет. А беспорядок-то! Сразу видно, одинокий мужчина. Надо ему помочь!

Прибирается. Входит Дед Мороз с подносом.

Дед Мороз. Ух, ты! Вот это да! Чистота, порядок. Да ты еще и трудолюбивая! Ну, садись к столу, угощайся. (Ставит на стол поднос с сосульками.)

Настя. Что это?!

Дед Мороз. Это мои любимые сосульки. Ты попробуй, они так вкусно хрумкают...

Настя. Бедный дедушка. Вы тут один в лесу одичали совсем. Без печки живете, сосульки хрумкаете. А пойдемте со мной.

Дед Мороз. Куда?

Настя. Ко мне в гости. Общения вам не хватает, а я вас со своими друзьями познакомлю. Новый год вместе отпразднуем. Пойдемте!

Дед Мороз. Значит, тебе мое угощение не нравится. Привередничаешь. А я-то старался, сосульки эти выращивал, снегом окучивал, а ты, значит, брезгуешь!

Настя. Да что вы, Парфен Антипыч! Я вовсе не брезгую. Давайте, попробую. Вы только не расстраивайтесь!

Дед Мороз. Хм. А ты еще и заботливая. Ну что ж, попробуем немножко над этими сосульками поколдовать:

На подносе на волшебном,

Где сосулек много было,

Появитесь, угощенья,

Те, что Настя заслужила!



Сосульки превращаются во вкусности.

Настя. Ой, что это?! Вы фокусник?

Дед Мороз. Нет, Настенька, я не фокусник. (Надевает красивый кафтан, расшитую золотом шапку, богатый пояс.) Ну, теперь узнала?

Настя. Дед Мороз?! Настоящий Дед Мороз? Вот здорово! А зачем вы в лесника переоделись?

Дед Мороз. Видишь ли, Настенька, жизнь такая странная пошла. Все в бизнес ушли, а лес охранять некому. Вот я и стал лесником. Надо же кому-то порядок в лесу поддерживать. Ты угощайся!

Настя пробует вкусности.

Дед Мороз. Я сегодня решил к детям на праздник прийти. Повеселить их. Частушки вот сочинил, а окончания никак не могу придумать. Ты мне поможешь?

Настя. С удовольствием!

Дед Мороз. Слушай. Вот первая частушка:

Вижу — ушки на макушке.

Пропою я вам частушки.

Начинаю петь, плясать...



А вот дальше не знаю, чего написать.

Настя. И с ребятами играть!

Дед Мороз. Вот здорово! Молодец, Настенька. А вот другая:

Вот и праздник к нам пришел.

Это очень хорошо.

Чтоб со скукою расстаться...



Настя. Надо весело смеяться!

Дед Мороз. Ну конечно! Веселые частушки получаются.

Я веселый Дед Мороз,

Бородой седой оброс!

Щеки, нос румянятся...



Настя. Детям это нравится!

Дед Мороз. Молодец, Настенька! Отличные частушки получились!

Поют эти частушки, танцуют.

Дед Мороз. Как с тобой хорошо, весело! Оставайся у меня, Настенька!

Настя. Не могу, Дедушка Мороз, меня дома сестрица и матушка ждут. Волнуются, наверное.

Дед Мороз. А давай посмотрим, что в твоей избе делается?

Достает волшебное зеркальце.

Настя. Что это?

Дед Мороз. Это волшебное зеркальце.

Проводит по зеркалу рукой, все мерцает, слышны голоса Груни и Параши.

Груня. Маманя, ну куда она подевалась?

Параша. Не плачь, Грушенька, найдется.

Груня. А вдруг не найдется. Вдруг она навсегда пропала!

Плачет. Мерцание в зеркале прекращается.

Настя. Вот видишь, дедушка, они волнуются.

Дед Мороз. А мне кажется, что никто тебя там не ждет. Ну, да ладно. Хочешь идти, иди. А это тебе от меня подарочек.

Дает Насте расшитый золотом мешок.

Настя. А что это?

Дед Мороз. Сосульки. Возьми их, Настенька. Они принесут тебе счастье.

Настя. Спасибо. Ой, а как же быть? Я же обещала принести елочку!

Дед Мороз. А елочку я тебе сам принесу. Из моей личной оранжереи. Только всему свой срок.

Настя. До свидания, Дедушка Мороз. Спасибо тебе.

Уходит.

Дед Мороз. Интересно, чем закончится эта история?!



Картина четвертая

Настина избушка. Груня носится по комнате, что-то ищет.

В волосах у нее — расческа. Параша Тарасовна роется в сундуке.

Груня. Маманя, ну куда она подевалась? Неужели я ее больше никогда не увижу!

Параша (смотрит на Груню). Да вон она, у тебя в волосах!

Груня (вытаскивает расческу). Нашлась пропажа! А я уж подумала, что это Верблюд Аистович спер.

Параша. Что же нам подарить Жадюкиным, ума не приложу. Может быть, этот коверчик?

Груня. Да ты что! Этот коверчик нам самим пригодится.

Параша. Он в трех местах молью обглодан.

Груня. Вообще-то, можно и коверчик. От него только пыль одна.

Параша. А дырочки залатать можно.

Груня. Нет, коверчик для них слишком пышно будет. Надо что-нибудь попроще...

Параша. А латать-то некому. От Настьки мы избавились...

Груня. Ну ладно, подарим коверчик. Пусть подавятся нашей добротой.

Входит Настя.

Настя. А вот и я. Заждались, наверное...

Груня. Тебя что, уже отпустили!?

Настя. Да он меня и не задерживал.

Параша. Кто? Парфен Антипыч?

Настя. Да, только он не Парфен Антипыч, он... Дед Мороз.

Параша, Груня. Кто-о-о?

Настя. Настоящий Дед Мороз! У него в избушке такие чудеса...

Параша. Какая избушка, какие чудеса! Ты почему елку не принесла, как обещала?

Настя. Елочку Дед Мороз принесет...

Груня. Какой Дед Мороз! Сейчас же иди в тюрьму, нам к Жадюкиным пора!

Параша. Цыц! Ты почему не принесла елку?

Настя. Так я же говорю, что ее Дед Мороз принесет. Из своей личной оранжереи.

Груня. Опять Дед Мороз. Какой Дед Мороз!

Настя. Про которого в сказках пишут. Вот он мне сосульки подарил.

Груня. Что? Сосульки? Ха-ха-ха. Вот так подарочек.

Параша. А ну-ка, покажи. (Заглядывает в мешок.) Что это?!

Настя. Сосульки...

Груня. Алмазы, бриллианты, жемчуга, изумруды... Ты у кого это все стащила?

Настя. Странно. Дедушка дал мне сосульки, а пока я сюда шла, они в драгоценности превратились. Чудеса...

Параша и Груня шепчутся.

Груня. Маманя, придумай, как у Настьки все это отобрать.

Параша. Глупая! Отбирать нельзя. Отберешь, она шум поднимет. Все про Деда Мороза узнают и побегут к нему за драгоценностями, а нам ничего не достанется. Ты сейчас пойдешь к Деду Морозу и принесешь — сколько унесешь! Надо узнать, где его избушка находится. (Насте.) Настенька, может быть, ты покушать хочешь? Я могу тебе бутербродик сделать... с хлебом.

Настя. Спасибо, матушка, я поела. Там у него такие вкусности...

Параша (Груне). И продуктов прихватишь! Настенька, а как пройти к Деду Морозу?

Настя. Сначала до Лысой полянки, потом до трех дубов, и под горкой будет его избушка.

Параша. Ну, теперь заживем!



Картина пятая

Лес. По сугробам бредет Груня. Поет песню (музыка та же, на которую положены слова второго дуэта Параши и Груши).

Новый год я нынче славно справлю.

Будет праздничек, что надо!

Всех подружек с носом я оставлю.

Знаю, ждет меня награда!

Я послушная,

Я разумная,

Я добра, трудолюбива.

Я хорошая,

Я пригожая.

Я скромна, честна, красива.

Эх, тили-тили!

Ух, трали-вали!

Счастье я свое найду.

Пусть метели, вьюги кружат,

Пусть со мной никто не дружит.

Все равно я далеко пойду!



Из-за дерева выглядывает Дед Мороз.

Груня. Б-р-р, холодно! Где эта горка? Может быть, Настька наврала, и нет никакого Деда Мороза? Ну конечно, наврала, чтобы от меня избавиться, а сама сейчас в тепле сидит. Драгоценности подсчитывает... драгоценности... А откуда тогда она их взяла? Нет, не наврала. Надо идти искать. О-о-о! Елочка. Вот это как раз кстати. Подарим ее Жадюкиным. Скажем, что на базаре за миллион купили, а коверчик себе оставим. (Хочет срубить.) Ой, а вдруг меня за эту елку Парфен Антипыч в милицию упрячет... Нет, не упрячет. Ведь он Дед Мороз, а Дед Мороз дел с милицией не имеет... А вдруг имеет? Раз он в лесники пошел, то запросто может и в милиции подрабатывать. Как треснет дубинкой, пшикнет газовым баллончиком и наручники наденет. Ой, маманя, мне страшно! А-а-а!

Дед Мороз. Ты что плачешь, девица?

Груня. Ой! Вы чего это людей пугаете? Кто вы такой?

Дед Мороз. Я Парфен Антипыч, лесник. Хожу по лесу...

Груня. Не подходи! Я сама тебя сейчас тресну, пшикну и наручники надену!

Дед Мороз. Зачем?!

Груня. Чтобы ты дубинкой не дрался!

Дед Мороз. Какой дубинкой? Нет у меня никакой дубинки.

Груня. А это что?

Дед Мороз. А это ружье, но ты не пугайся. В нем патроны пустые — холостые. Я им браконьеров пугаю. Смотрю, чтобы никто зверушек не обижал, елочки не рубил... Ты ведь не хотела срубить эту елочку?

Груня. Конечно, не хотела. Я ее снежком укутывала. Смотри, говорю, не замерзай! А тут в трусишках зайка серенький под елочкой заскакал, а за ним волк. Сердитый такой волк рысцою пробежал. Я испугалась и заплакала...

Дед Мороз. Что ж. Раз ты такая добрая, а главное, честная, пошли ко мне в гости.

Груня. Пошли. Мне маманя всегда говорит: «Какая ты у меня, Груня, добрая! А главное, говорит, честная». Слушай, а правда, что ты лесником только подрабатываешь, а на самом деле ты Дед Мороз?

Дед Мороз. Правда, а откуда ты про это знаешь?

Груня. Так ведь... А я сама догадалась. Мне маманя так и говорит: «Ты у меня, Груня, такая догадливая...». А правду говорят, что ты сосульки в драгоценности превращаешь?

Дед Мороз. Это не я превращаю, это они сами превращаются, но только для добрых, честных, умных и трудолюбивых.

Груня. Это все про меня. Мне маманя так и говорит: «Какая же ты у меня, Груня, умная и трудолюбивая. Тебя, говорит, работа любит»! Пошли скорее, а то я сейчас сама в сосульку превращусь.

Дед Мороз. Ну что ж, пошли!



Картина шестая

Избушка Деда Мороза.

Дед Мороз. Проходи, Груня. Вот здесь я и живу.

Груня. Ну и холодина.

Дед Мороз. Это для меня нормальная температура...

Груня. Ты что, с печки упал!

Дед Мороз. Да как же я мог с нее упасть, нет у меня печки. Я же Дед Мороз. Я от жары могу гриппом заболеть.

Груня. Ах да, я и забыла. Ну ладно, угощай меня разными вкусностями!

Дед Мороз. Хорошо. Я сейчас приду, а ты пока приберись тут маленько. (Уходит.)

Груня. Ну, вот еще! Стану я прибираться... А ведь он сказал, что сосульки превращаются в драгоценности у трудолюбивых... не может подарок задаром сделать. Какой-то он мелочный, корыстный, как Жадюкин! Придется прибираться.

Прибирается. После ее «уборки» в избушке полный кавардак.

Входит Дед Мороз.

Дед Мороз. А вот и угощение... Ты чего это с избой сделала!

Груня. Прибралась маленько. А что, не нравится?

Дед Мороз. Да нет, отчего же, кто как умеет, тот так и прибирается. Ну, садись, угощайся.

Груня. Что это?!

Дед Мороз. Это сосульки. Попробуй, они так вкусно хрумкают...

Груня. Да ты что? Я тебе что, снежная баба, что ли? ...А не эти ли сосульки в драгоценности превращаются?

Дед Мороз. Что ты говоришь?

Груня. Да так, ничего. Я лучше эти сосульки с собой возьму, дома с маманей похрумкаем... Других-то деликатесами угощаете, ну ничего, я неприхотливая. Маманя мне так и говорит: «Ты у меня, Груня, самая неприхотливая...»

Дед Мороз. Деликатесы, говоришь? Ну что ж, интересно даже, что из этого получится.

Начинает колдовать над сосульками.

На подносе на волшебном,

Где сосулек много было,

Появитесь, угощенья,

Те, что Груня заслужила!



На подносе появляется всякая ерунда: рваный ботинок, пустые консервные банки и прочее.

Груня. Ты во что это мои сосульки превратил?

Дед Мороз. Это не я превратил, это они сами превратились... Ну-ка, еще раз попробуем...

Груня. Нет, хватит. Некогда мне опыты над сосульками ставить. Вот мешок, положи туда побольше, я дома сама попробую.

Дед Мороз. Хорошо. У меня к тебе просьба, Груня. Я вот тут частушки сочинил, а окончания никак придумать не могу. Помоги мне.

Груня. Сколько частушек?

Дед Мороз. Три частушки.

Груня. Тогда три мешка сосулек!

Дед Мороз. Да будут тебе сосульки! Слушай.

Вижу — ушки на макушке,

Пропою я вам частушки.

Начинаю петь, плясать...



Груня. И подарки отбирать!

Дед Мороз. Что?! Как же это может Дед Мороз у ребят подарки отбирать? Это неправда!

Груня. Зато складно. Мне маманя всегда говорит: «Как ты, Грунечка, складно врешь... то есть сочиняешь».

Дед Мороз. Давай-ка еще раз попробуем. Вот другая частушка.

Вот и праздник к нам пришел.

Это очень хорошо!

Чтоб со скукою расстаться...



Груня. Надо в глине изваляться!

Дед Мороз. Да что ты такое говоришь! Это же нехорошо.

Груня. Зато смешно. А частушки должны быть смешными.

Дед Мороз. Не только смешными, а еще добрыми и справедливыми.

Груня. Давай другую. Сейчас я тебе справедливое окончание придумаю.

Дед Мороз. Я веселый Дед Мороз,

Бородой седой оброс.

Щеки, нос румянятся...



Груня. Потому что пьяница!

Дед Мороз. Что-о-о?! Знаешь что, иди-ка ты лучше домой, я без тебя справлюсь!

Груня. А сосульки! Ты мне три мешка сосулек обещал...

Дед Мороз. Дались тебе эти сосульки. Сейчас принесу. (Уходит.)

Груня. Теперь я буду самая богатая, самая уважаемая, теперь все только со мной будут дружить! Я теперь... Ох! Я теперь... Ух! Я теперь...

Входит Дед Мороз с мешками.

Дед Мороз. Вот тебе сосульки, но запомни, что они принесут счастье только хорошему человеку...

Груня. А я очень хорошая. Маманя так и говорит: «Ты у меня, Груня, самая хорошая, самая вежливая, самая... самая...»

Дед Мороз. Прощай, девица, желаю тебе хорошо встретить Новый год... (Груня убегает.) Пусть эти сосульки... Ну вот, убежала, даже не попрощалась. А еще говорит — «Самая вежливая». Посмотрим, принесут ли ей счастье эти сосульки.



Картина седьмая

Настина избушка. Параша Тарасовна составляет список покупок.

Настя печет пироги.

Параша. Первым делом купим новую мебель. Шведскую... Нет, финскую... Нет, лучше нашу — она дешевле, а эту развалюху выкинем.

Настя. Как же можно, Параша Тарасовна! Эту мебель мой папенька сам мастерил, она из разных пород дерева...

Параша. Из дерева, говоришь? Да, пожалуй, ты права, нельзя быть такими расточительными. Мы эту мебель в комиссионный магазин отвезем!

Настя. Но, матушка...

Параша. Не называй меня матушкой! Ты мне вообще никто! Надо тебя в приют устроить, ты нам больше не нужна. Вместо тебя мы стиральную машину купим, пылесос и посудомоечную машину. Обедать будем в ресторанах, в доме евроремонт забабахаем! А вот на евроремонт может не хватить... Настенька, а отдай-ка ты нам свои драгоценности, а я тебе за это мороженое куплю.

Настя. Не отдам.

Параша. А давай на них в игру сыграем. Если ты выиграешь, то я тебе... э-э-э... я тебе... А если я выиграю, то ты отдашь мне свои драгоценности. Сыграем?

Настя. Давайте сыграем.

Параша. Назови любое число.

Настя. Семь.

Параша. Восемь. У меня больше, я выиграла! Отдавай драгоценности...

Настя. Но ведь это не честно! Вы даже условия игры не назвали...

Параша. Ну ладно, не шуми. Давай в другую сыграем. В какую ты хочешь?

Настя. А ни в какую не хочу. Но если вы уж так настаиваете, давайте. Я начерчу на полу черту, и если вы ее сможете перешагнуть, то вы выиграли. И я отдам вам драгоценности.

Параша. И это все? Вот так игра! Хорошая игра! Давай, скорее черти свою черту. Ну, мы теперь такой евроремонт забабахаем, что Жадюкины похудеют от зависти. А потом я себе новый «Мерседес» куплю... нет, лучше «Запорожец» старенький, он дешевле.

В это время Настя чертит на полу черту у самой стены.

Параша Тарасовна пытается ее перешагнуть, но не может.

Стена мешает.

Параша. Перехитрила! Ну, зачем тебе эти драгоценности, ты же глупая! Ты ничего путного на них не купишь, все по ветру пустишь!

Настя. А я ничего покупать не буду. Я на них дом построю и буду в нем жить. Да не одна! Приглашу всех сирот обиженных! Мы будем дружно жить, мы будем счастливо жить и никто, никто нами не будет командовать! Мы будем помогать друг другу, будем заступаться друг за друга, будем любить друг друга...

Плачет, убегает.

Параша. Ну вот, расплакалась. А чего я такого сказала? Ничего я такого не сказала! Надо ей шубку подарить... нет, лучше платьице... нет, лучше фартук... А зачем ей фартук? У нее уже есть фартук. Лучше я новую шапку куплю... Себе.

Входит Груня, тащит мешки.

Груня. Привет, маманя!

Параша. Доченька!!! Вернулась, дорогая! Принесла?

Груня. Принесла. Еле дотащила!

Параша. Раздевайся, рыбонька моя. Ну, теперь заживем! Теперь нам никакие кризисы не страшны, мы теперь сами кризисы делать будем! А Жадюкины будут нам прислуживать!

Входит Жадюкин.

Жадюкин. Значит, так. Мы с женой посоветовались и решили, что одного вашего подарка нам недостаточно. Вы со своей едой приходите. Если руки надумаете мыть, то и мыло свое берите...

Параша. Значит, так, Бегемот Куропаткович, катись-ка ты отсюда колбаской!

Жадюкин (обалдело). Что-о-о? Какой колбаской?!

Груня. Итальянской. Маманя, а чего этот Хомяк Стрекозович в ботинках по нашему дому ходит!

Параша. Сымай обувь, сквалыга!

Жадюкин. Да вы что? Вы с кем это так разговариваете! Я на вас в суд подам за оскорбление моей личности...

Параша. Да мы теперь тебя сами засудим, за то, что ты хочешь нас к себе с нашими продуктами заманить.

Груня. Подсудимый, идите отсюда. Не мешайте нам драгоценности по шкатулочкам раскладывать.

Жадюкин. Что? Какие драгоценности?

Параша. Пущай посмотрит. Показывай, Грушенька.

Груня развязывает мешки, там всякая ерунда: битая посуда, рваные газеты и т. д.

Параша. Что это?! Кто эту дрянь тебе подсунул?

Жадюкин. Вы тут совсем рехнулись. Вас надо в сумасшедший дом запрятать, а ваш дом я себе заберу, за моральный ущерб. Сейчас заявление напишу.

Садится, пишет.

Груня. Маманя, я все поняла. Дед Мороз сказал, что волшебные сосульки приносят счастье только честным, добрым и трудолюбивым. А я его все время обманывала, грубила, в избушке не прибралась, за гостеприимство не поблагодарила и даже не попрощалась! Неужели я такая плохая, маманя!

Параша. Да и я хороша. Настеньку обидела, а мы от нее ничего плохого, кроме хорошего, не видели. Обед сготовит, постирает, посуду помоет, в комнатах приберет... А мы ее только ругаем да обижаем.

Жадюкин. Да уж. У нас в деревне, пожалуй, лучше работницы не сыскать! Как правильно написать — «аскарбление» или «оскорбление»?

Груня. Она мне на День рождения салфетку вышила, а я ей даже «спасибо» не сказала.

Параша. А когда у меня поясница болела, она мне массаж делала, а я только ругалась, что больно.

Жадюкин. А когда она к нам на двор пришла, чтобы с Новым годом поздравить, я на нее собак спустил... Да, нехорошо получилось... Как правильно — «вазместить» или «возместить»?

Входит Настя. В руке у нее чемоданчик.

Настя. Сестрица! Ты уже вернулась? А я волноваться начала. Здравствуйте, Лев Павлинович.

Груня. А куда это ты собралась!

Настя. Прощай, Груня, прощайте, Параша Тарасовна, я ухожу.

Параша. За дровами?

Настя. Нет, матушка, я совсем ухожу. Вижу, плохо вам со мною жить, я вас раздражаю. Поживу пока у друзей, а потом видно будет...

Груня. Да что ты, сестрица...

Параша. Что ты такое говоришь, доченька...

Жадюкин. Ну, зачем же так необдуманно, сгоряча...

Настя. «Сестрица», «доченька». Странно. Вы меня никогда так не называли.

Параша. Мы теперь тебя всегда так называть будем. Ты только не уходи.

Груня. Прости меня, Настенька, что я обижала тебя. Я теперь тебе всегда помогать буду.

Параша. И меня прости. Несправедлива я к тебе была, но теперь все по-другому будет. Не уходи, пожалуйста, все-таки не чужие люди! А драгоценности себе оставь, нам ничего не нужно. Не в деньгах счастье...

Жадюкин. А в чем?

Груня. А в чем?

Параша. А в чем?

Настя. А счастье в том, чтобы тебя все любили.

Звучит музыка, входит Дед Мороз с елочкой.

На нем праздничное одеяние.

Дед Мороз. А вот и я!

Все. Дед Мороз!!!

Дед Мороз. Здравствуйте! Поздравляю вас с Новым годом! А это тебе, Настенька, елочка, как обещал. Из моей собственной оранжереи. Ну что, Груня, принесли тебе счастье мои волшебные сосульки? (Заглядывает в мешок.) Ух, ты! Это надо же, что получилось! Ну да ладно, в честь праздника попробую что-нибудь сделать. (Начинает колдовать. Вся ерунда превращается в красиво упакованные подарки.) Это тебе, Настенька. Шубка новая, носи на здоровье.

Настя. Спасибо, Дедушка Мороз.

Дед Мороз. Это вам, Параша Тарасовна. Кофточка теплая, чтобы поясница ваша не болела.

Параша. Спасибо, но не могу я от тебя подарок принять. Подарки ведь только добрые люди получают...

Дед Мороз. А ты и есть добрая. Вспомни, какая ты в молодости была! А сейчас твоя доброта злостью да жадностью задавлена. Выпусти ее на волю, сразу почувствуешь, как хорошо станет!

Параша. Спасибо, как-нибудь попробую.

Дед Мороз. А это вам, Лев Павлинович, ружье охотничье.

Жадюкин. А чего мне с ним делать? Не могу я уже охотиться, здоровье уже не то...

Дед Мороз. А зачем же обязательно охотиться? Вот вы все дома сидите, добро наживаете, а вы бы пошли лесником работать. На свежем воздухе и здоровье ваше поправилось бы. Да и с вашими способностями в нашем лесу всегда порядок был бы.

Жадюкин. Вообще-то я люблю природу. Пикнички, шашлычки... Я подумаю.

Дед Мороз. А это тебе, Груня, твои любимые пирожные.

Груня. С легким паром, дедушка... то есть спокойной ночи... то есть...

Настя (подсказывает). Спасибо.

Груня. Спасибо!

Дед Мороз. Все-таки ты вежливая. (Груня раздает всем по пирожному.) И щедрая. (Груня смеется.) И веселая! (В зал.) И вы, ребята, подумайте: почему одним драгоценности приносят счастье, а другим только одни неприятности? Но это потом. А сейчас давайте елочку зажигать. Зря я ее, что ли, принес?

Звучит финальная песня.



Финальная песня

(слова А. Усачева, музыка М. Мокиенко)

Вот и уходит старый год,

Но он прошел не зря...

Ведь скоро Новый год придет,

С ним новые друзья.

И новая, с иголочки,

У нас начнется жизнь,

Когда мы скажем елочке:

— Елочка, зажгись!

И будет в доме Рождество,

И будет волшебство,

И если Новый год заснул,

Разбудим мы его...

Два слова есть, и новая

У нас начнется жизнь,

Когда мы скажем елочке:

— Елочка, зажгись!

Пусть на дворе метель метет,

Назад дороги нет.

Пойдем вперед...

Нам Новый год

Включил зеленый свет.

Но отправляясь в Новый год,

Немного оглянись,

Махни рукою елочке:

— Елочка, зажгись!


На елке вспыхивают огни. Дед Мороз еще раз поздравляет всех с Новым годом. Довольные зрители бегут в фойе за подарками.

 

Поиск

Блок "Поделиться"

 
 

РАЗГАДАЙ, РЕШИ, ПОДУМАЙ

УЧИТЕЛЬСКАЯ

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.