logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНОЕ ЧТЕНИЕ

МАТЕМАТИКА

Анютка свадьбы Борискиной все никак дождаться не могла. А как отшумела свадьба, так пришлось девчонке уж и привычки свои менять, и к новому человеку в семье прилаживаться. Хорошо еще, что Елена, сноха, оказалась чистюлей да большой серьезницей. Анютка раньше даже и подумать не могла, как тяжело невестка с матерью да с отцом уживаться станет. А к новой семье привыкать — надо и себя обломать. Видать, нелегко Елене удавалось. Хотелось девке и в новом своем доме прежние порядки установить, какие в ее-то родном доме были. Только хотеть — хотела, да не больно-то сумела. Свекор, Анюткин-то отец, хоть был и терпелив и частенько молчалив, но дело свое туго знал, дом да хозяйство содержал. Да и свекровушка, хоть и незлопамятна была, но порядок давнишний строго блюла. У таких не забалуешь, не посвоеволишь.

Бывало, что и находила «коса на камень». Тут уж Бориске тяжелее всех приходилось: ему и родителей жалко и жену любит до беспамятства. Вот и маялся. Саму Анютку зло брало, что в ее родном доме раньше совсем чужая девка, Елена-то, командовать берется. Первые полгода что-то не больно-то покойно в семье было. Может, так бы и мыкались, кабы не случай один... Случай этот, вроде, их семьи совсем некасаемый...

 

У Анютки заветная подружка в деревне была, Лизутка Колоскова. С нею и поиграть, и похороводить — одно удовольствие. Уж больно много Лизутка песен старинных знала да историй разных. Это уж бабка ее постаралась. Внукам-то своим из прежней жизни много чего сказывала. В молодые годы жила Лизуткина бабка в барском доме. Пока девкой была — горничной числилась, а как замуж вышла да младенца родила, стала у младших барчуков за кормилицу. Барин-то рано без жены остался, померла та в одночасье. А тут — детишки маленькие. Вот Лизуткина бабка и сказывала, как сама этих детишек выхаживала. Это уж потом им воспитательниц разных навезли. А поначалу одна кормилица с ними управлялась. Так года два одна с детишками и мыкалась.

За эти годы, рассказала бабка, подарил ей барин в благодарность подарков множество. Юбки да кофты, платки да шали — те со временем сносились. А вот самые дорогие подарочки бабка в особой шкатулочке хранила. Анютка всего один разок ее и видала, но с тех пор и забыть не могла. Да и то уговорила Лизутка бабку свою шкатулочку показать, видать, хотела перед подружкою похвастать. А и было, чем хвастать-то. Анютка никогда досель таких красивых вещиц не видала. А были там сережки с рубиновыми камушками. Ох, хороши! Казалось, будто капельки красненькие прямо из золотых дужек выплеснулись. А еще — цепочка витая, видать, золотая. Была там еще маленькая цепочечка. Анютка еще подивилась: на какую же шейку та цепочка сгодиться могла? А бабка пояснила, что не на шею это, а на руку. И называется — браслет. Лежали в той шкатулке два колечка: одно с таким же камушком красненьким, как и сережки, другое — с изумрудным глазком, то, что с красненьким, — большое, а вот с изумрудиком — колечко малюсенькое, только на девчонку небольшую. И осталось рассказать только еще про одну старинную вещицу, что в шкатулочке лежала. Табакерка. Там, бабка сказывала, барыня табак хранила, пока жива была. А барин эту вещицу бабке подарил после одного случая памятного.

Захворал младший барчоночек какой-то тяжелой да заразной болезнью. Доктор только глянул — приказал сразу других ребятишек из дому увести. Опасно это. Старших барчуков к тетке в соседнее имение увезли, а младшенького-то куда? У кормилицы, хоть и своих двое детишек в то время было, а вот, видишь ты, не бросила больного ребенка. С ним в доме осталась. Долго мальчонка хворал, но все же выходила его Лизуткина-то бабка. Уж больно ей за это барин потом благодарный был, вот табакерку и подарил. Бабка все это сказывает, а девчонки ей прямо в рот глядят: какая она была услужливая да преданная своим-то хозяевам?! Ну как такую не одарить?..

Были потом у бабки Лизуткиной и тяжелые времена, но гордилась старушка такими-то подарками. Даже в тяготах земных шкатулочку эту не продала да на безделицы не выменяла. Анютка понимала: шкатулочка эта — огромная ценность для крестьянской-то семьи. А как все поглядели да бабкины рассказы послушали, так и просит старая Анютку в секрете увиденное держать, не больно-то чужим про шкатулочку ту сказывать. Оно понятно, кабы не прознал какой нечестный человек да на шкатулочку ту не позарился... Ну Анютка уж не маленькая, четырнадцатый годок пошел, вот она никому и не болтала, только матушке своей про увиденное рассказала. А та разве кому скажет?..

А тут как-то по осени Анютка вдвоем с матерью в избе сидели. Вдруг к ним — нежданный гость! Бабка Лизуткина приходит. Лицо серьезное да обеспокоенное. На иконы перекрестилась, и сразу:

— Лизавета, я к тебе с серьезным разговором пришла. Анютка пусть тоже останется. Это и ее касается.

И давай сказывать. Уже с неделю в доме у Колосковых беспокой да тревога. Каждую ночь, как на дворе стемнеет, слышат они стук в окошко. Поначалу думали, может, деревенский кто? Распахивали окно, даже двери раскрывали — никого! А как дверь запрут — снова стук. Они уж в избе и свет тушили, и к окошкам подходили: может, хоронится кто? Только там и нет никого! Потом стук этот уж каждую ночь повторялся. Только не целую ночь, а когда уж стемнеет, но народ в избе еще не спит. Стук тот, хоть и робкий, но настойчивый. Сын бабкин, Лизуткин-то отец, не раз с топором в руках избу свою кругом обходил, а только никого он так и не встретил. А стук тот прямо душу рвет, покою семье не даёт.

Вот и подумалось бабке: уж не Анютка ли про шкатулочку кому проболталась? Может, не со зла, а так, спроста? Тут мать сразу к Анютке подступила: «Кому чужим говорила?» А девчонка твердит свое: «Кроме тебя, маманя, никому не сказывала, ни одной живой душе». Долго потом сидели, рассуждали, только попробуй, разгадай-ка такую загадку. Тут бабка Лизуткина и говорит, мол, а что ежели мы шкатулочку эту на время у вас в дому схороним? Ежели недобрый человек это в окошко стучится — откуда ему прознать? Так и будет стучать.

Мать сразу засомневалась: мол, в шкатулочке ли дело? А бабка уголком платка глаза себе утерла да и говорит:

— Не хотела я сказывать, да видно придется. У нас ведь и по дому кто-то ночами ходить стал. Сноха прямо слезьми плачет: убери, мать, шкатулочку, в ней все дело, кабы беды не вышло. Уж и не знаю я, как быть. Но и так нельзя жить. Может, конечно, все это нам привидилось, может, ничего страшного в том и нет, только уж вы не откажите, хоть на ночку шкатулочку себе в избу примите. А я уж отблагодарю потом.

Такое дело мать на себя брать не решилась. Хотела с отцом да сыном посоветоваться: дело-то непростое. Все же вещи драгоценные! А вдруг что случится — век не расплатишься. Но бабка уговаривала мать никому в избе больше не сказывать. Может, еще и так все сойдет? А за вещицы драгоценные пусть мать не волнуется: шкатулочка пустой будет. Вещицы драгоценные бабка втихую у себя же в избе и схоронит. Ну раз без вещиц — мать и согласилась.

Уж к вечеру ближе пришла бабка снова в Анюткин дом и принесла с собою корзиночку. На дне корзинки в чистом платке шкатулочка та завернута и была. Мать занавески на окнах задернула и взяла шкатулочку в руки. Была та шкатулочка резная, тонкой работы и на крышечке виднелись резные золоченые буковки, только буковки непонятные, видать, не русские. Шкатулка была пуста. Завернули ее вновь в чистую тряпицу и вместе схоронили в погреб. Никому из домашних про дело это не сказывали. А чего всех-то тревожить? Может, еще и обойдется?

Вечером после ужина каждый своим делом занимался, пока на улице не стемнело. Мать еще посуду со стола не всю убрала, Анютка к себе в уголок ушла, отец у огня сапожничал, старые валенки правил. А молодые, Борис да Елена, у себя за занавесочкой шушукались.

И тут в крайнее окошко кто-то постучался. Анютка сразу к матери кинулась, рядом встала. Она-то все знала. А одной как-никак боязно. Отец громко крикнул:

— Кто там? Заходи!

Только дверь в избу никто не открывал, никто на порог не ступал. А стук снова повторился, тут уж отец Бориске скомандовал:

— Сынок! Открой-ка дверь-то! Кто там еще?

Бориска из избы вышел, на крыльцо глянул, а вернувшись в дом, сказал, что никого там нет. Мать велела двери на засов закрыть. Она-то знала, отчего этот стук. Да и Анютка догадалась, потому от матери и не отходила. А стук опять повторился.

Стучали долго и тревожно. И на душе оттого стало как-то муторно. Бориска все порывался из дому выйти да двор обойти, только мать не пустила, остаться в избе уговорила и даже за рукав его придерживала. Ложиться спать никто не хотел. Не по себе как-то было.

И тут Елена вдруг и говорит:

— Сколько можно такое терпеть-то? Может, он всю ночь стучаться станет?

Подошла Елена к окну, занавесочки отдернула да как закричит:

— Чего тебе надо? Зачем стучишь, народ беспокоишь?

Все далековато от окна-то были, оттого, наверно, ничего и не услышали. А Елена сразу побледнела да как от окошка метнется! На лавку села, бледная вся и дрожит. Бориска к жене подступил:

— Что случилось-то?

А Елена от страха трясется и шепотом отвечает:

— Я ему: чего надо? А он мне: «Отдай шкатулочку!» Какую шкатулочку?

Тут уж Бориска подошел к окну да как крикнет:

— Какую шкатулочку?

Как Бориска не прислушивался, ответа не было. Бориска успокоил жену, мол, почудилось тебе. Тут уж и отец к окну подошел. «Что надо?» — спрашивает. И опять в ответ — тишина. Стуки вроде прекратились. Елена отдышалась немного, а потом уж и сама над собой подсмеиваться стала: ишь, чего выдумала, шкатулочку какую-то? А как вновь к окну подступить решилась — снова стук!

— Чего тебе? — Елена спрашивает, а голос от волнения дрожит: — Какую шкатулочку-то?

Елена отошла от окна и в растерянности на всех глянула:

— Он сказал: уворованную...

Получалось, что этот ночной невидимый гость только с Еленой и разговаривал, а другим неслышен был. Тут уж пришлось матери все рассказать. И про бабку Лизуткину, и про барина, и про шкатулочку в погребе схороненную. И отец, и молодые даже растерялись: ежели никто ее не видал, да бабка никому не сказывала, откуда могли прознать, что у них в избе шкатулочка эта находится?..

До утра кое-как переночевали. А как солнышко взошло, пришла бабка Лизуткина в дом. Ну, тут уж все к ней! Забирай свою шкатулку от греха подальше! Уворованная она! Вот, что голос-то за окном сказал. Как услыхала бабка слова эти, сразу в слезы:

— Так мне, старой, и надо! Сколь лет с тех самых пор прошло, думала, уж забылось. А оно вон как повернулось.

И начала бабка сказывать, как попала к ней шкатулочка. Только это был совсем другой рассказ, нежели девчонки-то слышали. По этому сказу выходило, что никакой шкатулочки бабка от барина своего не получала. Когда барыня захворала, бабка в доме барском проживала — это верно. Только никакая она была не кормилица. Горничной она при барыне жила, а муж-то ее — кучером. Барыня вдруг захворала и померла, а муж-то ее, барин, в это время в отлучке был. А горничная — вот тут, рядом. Взяла она драгоценности, какие не под ключом заперты были, а сложить их не во что. Тут она и вспомнила про шкатулочку, что у барыни возле зеркала стояла. Горничная шкатулочку ту открыла — а там письма какие-то. Сама баба неграмотная была, вот и не поняла, что это за письма такие. Письма — в огонь! А шкатулочку — с собой! туда и драгоценности сложила.

Барин смертью жены расстроен был, не до пустяков ему. Про драгоценности потом и вовсе не вспомнил, а вот шкатулочки хватился все же. Да где уж?! Нет ее, шкатулочки-то. Ну поискал-поискал, да и отстал. Барин потом заграницу уехал на жительство, а прислугу рассчитал. Вот на деньги отпускные горничная да кучер себе в деревне родной дом и построили. Сколько с тех пор лет прошло, но боялись неверные слуги драгоценности-то продавать. А вдруг да узнается?..

А вот пришел срок и понадобилась кому-то шкатулочка. Ежели бы это был сам барин или дети его — ладно. Только к тому времени уж все на том свете проживали: и мать-барыня, и сам барин, и сыновья их. Может, конечна, внуки были, только где они жили? А тут — такое, только одно бабку удивило: ведь и с ними этот гостенек-то не разговаривал, про шкатулочку не сказывал. Да и тут лишь с одной Еленою беседовал. Вот и просит бабка, мол, давайте, я сама в вашей избе нынче на ночь останусь, только пусть и Елена у гостенька спросит кое-что от имени моего. Ведь в таком страхе жить — покой в семье загубить! А с Еленой тот гостенек все же беседовал.

Мать поначалу — ни в какую! Забирай, мол, шкатулочку свою и уходи из избы подобру-поздорову! Нам еще твоих забот да страстей не хватало! Ну, бабка снова в слезы, мол, помогите, душу грешную не губите! Какая мне теперь, говорит, жизнь? А вдруг да с того света оно приходит? Отец с Борисом в разговор встревать не стали. А Елена бабку все же пожалела. Согласие дала, но два условия поставила.

Во-первых, чтобы бабка в своем родном дому правду родным поведала, про покражу рассказала. Мало ли, что со всей этой затеей приключиться может. А во-вторых, шкатулочку из погреба достать да на оконце и поставить. Ежели хозяин и вправду за ней придет — ворованную вещицу сразу из избы вон! Не нужна в избе вещица ворованная.

Бабка домой пошла для серьезного объяснения с родными своими, шкатулочку еще засветло на оконце поставили и стали ждать. Мужики тоже к вечеру-то приготовились: ножик да топор наладили. Ежели это худой человек — не зарадуется. Ну а ежели не человек это — тут уж пусть

Елена сама разбирается, раз согласилась бабке помочь. Тут и бабка в избу к ним пришла. Тоже, видать, ждала.

Стук раздался сразу, как стемнело. Бабка со страхом к окну подступила, гостя ночного спрашивать-пытать начала — ответила ей тишина. Не хотел он, видать, с нею разговаривать. Тут уж и Елена вперед ступила да у гостя ночного и спросила:

— Вот эту, что ли, шкатулочку спрашиваешь? Она что, твоя? А тебя как зовут? А ты откуда будешь?

Все в избе на Елену глядят, а ответов все одно не слышат. Тут и саму Елену спрашивать начали: кто да что? А Елена и объясняет: за шкатулочкой этой сам хозяин пришел. Зовут хозяина Матвей Семеныч. Бабка сразу от страха обомлела: никак сам барин пожаловал? Елена рассказ свой продолжает: живет, мол, Матвей этот Семеныч, далеко. Так далеко, что и глазом не увидишь, и на лошади не доскачешь. Бабка попросила у хозяина спросить, куда ему шкатулочку-то принести, чтобы взять удобнее было? Елена о том гостя спросила, а вот ответ сказать домашним не торопилась. Потом к бабке лицом повернулась и сказала с испугом:

— Он говорит: пусть на кладбище принесет в полночь. А поставит ее у могилки мужа своего покойного, барского-то кучера. Только говорит, ежели что из этой шкатулочки пропадет или до хозяина не дойдет— вора погибель ждет.

Бабка, конечное дело, заплакала: где она письма-то сожженные возьмет? Ну да делать нечего. Больше стука в окошко слышно не было. Видать, этот самый Матвей Семеныч все сказал, что надобно было. Тут и давай бабка просить мужиков до кладбища ее проводить. Страшно одной-то. А вместе они и к бабке за драгоценностями зайдут, и шкатулочку с ними отнесут. Может, за драгоценности-то хозяин и сжалится?

Мужики, хоть и боялись, но и бабку жалко стало. Вот и согласились. А тут бабка и к Елене подступилась: мол, а вдруг хозяин заговорить захочет, так кто ж его услышит? Елена согласилась только потому, что мужики в провожатые пошли. А так бы, ни в жизнь не пошла.

До кладбища шли с опаскою. Но все покойно было. Мужики возле ворот остались, а уж бабка с Еленой вперед прошли. Возле могилки указанной остановились.

Вот и полночь. Мужики еще с полчаса у ворот потоптались и решили на выручку идти: бабки с Еленой не видать было. К могилке подошли — бабка на скамеечке сидит, задремала, что ли, а Елена поодаль прямо на земле лежит. Бориска к жене кинулся: дышит. Пока ее на руки брал, отец к бабке подходил.

Как в дом втроем вошли, мать сразу к Елене метнулась, виски натирать, в себя бабу приводить. А Анютка у отца про бабку спросила. А тот глянул на девчонку и говорит:

— Мертвая бабка! На скамеечке сидит возле мужниной могилки. Утречком к ним домой сбегаешь, скажешь. Много-то языком не мети! Непростое это дело, неладное.

Елена, когда в себя вошла, говорить начала, но как-то с опаскою.

— Пришли мы с бабкою к могилке, она на скамеечку села, а рядом с собой шкатулочку поставила. И тут со мною, как столбняк сделался: все вижу, все слышу, а сама ни рукой, ни ногой пошевельнуть не могу. Слова сказать и то сил нет. тут и выходит из-за оградки кто-то в темном плаще и с шляпой на голове. А шляпа такая высокая. Лица же вовсе не видать, только бабка его сразу признала, но со скамеечки вовсе не встала. Видать, и у нее столбняк сделался, только теперь уж и бабка хозяина своего слышит.

— Открой шкатулку сама! — командует барин, та открыла. А он снова: — А почему там побрякушки лежат? Куда ты письма дела? — и так эти слова он грозно сказал, что бабка даже задрожала вся, а языком, видать, еле ворочает:

— Сожгла я письма-то. А в шкатулочку вот драгоценности запрятала.

И вдруг барин как захохочет. У меня от его смеха чуть душа с телом не простилась.

— Побрякушки могла и себе оставить! Не золотые они — копеечные. А вот что письма сожгла — за то вечно будешь каяться.

Уж не знаю, как бабка, а у меня в глазах потемнело — так страшно было. Повернулся потом барин этот лицом ко мне да и говорит:

— Помогла ты мне шкатулочку сыскать, за то скажу тебе слово важное. Запомни! терпения да смирения тебе недостает. Ежели гордыню свою не смиришь — и себе душу загубишь, и родным насолишь! Поняла?

Сказал он это — и тут ударил с неба гром. Небо осветилось все, тут я и вовсе сознания лишилась...

Как потом Колосковы не искали, так шкатулочку на кладбище и не нашли. А вот драгоценности-то, что в ней были, тут на скамеечке рядом с бабушкой лежали.

Обрадовались, наверно, Колосковы, что хоть драгоценности целыми остались? Но как услыхали от Елены, что не золото это — не поверили. После похорон бабки Лизуткин-то отец в город поехал, там драгоценности эти ювелиру показал, золотых дел мастеру. А тот и говорит:

— Тонкая работа, заграничная. Видать, знатный мастер их мастерил. Только не золотые украшений эти. Подделка! Может, и стоят они чего, но недорого: просто работа ценится. А камушки — стекляшки, правда, замысловато ограненные.

Предложил ювелир небольшие деньги, просто, говорит, чтобы с отделкой замысловатой познакомиться. Но мужик продавать не стал. Все же — память. Хоть и не добрая, да что поделаешь? Хоть и грешница мать, а нельзя забывать. Человек ведь не волен над памятью.



НРАВСТВЕННЫЙ УРОК:

Чужое взятьсвое потерять.

ВОСПИТАНИЕ ДОБРЫХ ЧУВСТВ:

— Почему нравится Анютка?

— Зачем бабка выдумала историю со шкатулочкой?

— Можно ли без спроса брать чужие вещи, даже если очень хочется?

РЕЧЕВАЯ ЗАРЯДКА:

— Как можно назвать сказку по-другому?

— Расскажи отрывок, который больше всего понравился.

— Как нужно понимать выражение «находила коса на камень»?

— Подходит ли к сказке пословица: «На лжи счастье строить — родным и себе жизнь портить»?

РАЗВИТИЕ МЫШЛЕНИЯ И ВООБРАЖЕНИЯ:

— Если бы барин и вправду подарил шкатулку бабке, какая бы у нее была судьба?

— Что было бы, если бы бабка не сожгла письма?

СКАЗКА И ЭКОЛОГИЯ:

— Почему говорят, что душу надо содержать в чистоте?

— Как ты это понимаешь?

Сказка развивает руки. Вместе с родителями смастерить шкатулочку из любого подручного материала, украсив ее по своему замыслу.

1-й этап

Цели: а) вызвать у детей сопереживание с персонажами сказки и желание понять мотивы поступка бабки; б) способствовать формированию нравственных ориентиров, а также пониманию того, что дурные поступки всегда наказываются.

Форма работы: фронтальная со всеми детьми группы или класса.

Исполнитель: воспитатель группы продленного дня, учитель.

Содержание: чтение сказки с показом предметов, находящихся в шкатулке (писем, браслета, сережек, кольца с зеленым камушком), и беседа по содержанию.

Вопросы по содержанию сказки:

— Откуда видно, что всю свою жизнь бабка прожила в постоянном страхе?

— Зачем бабке понадобилась шкатулка?

— Как наказал барин за кражу?

— Кто такие «кучер» и «горничная»?

— Почему бабка скрывала истинное происхождение шкатулки в своей семье?

— Зачем барину нужны были письма из шкатулки?

— Почему бабка обратилась за помощью к Елене?

— Можно ли без спроса брать чужие вещи, даже если очень хочется?

2-й этап

Цели: а) дать возможность детям осознать чувство потери, страха за свое будущее и будущее своих близких путем проигрывания эпизодов сказки.

Форма работы: групповая. Участники группы — дети с недостатками социального и личностного плана: конфликтные, эгоистичные, ставящие свои интересы выше семейных, тревожные, с завышенной и заниженной самооценкой.

Исполнитель: психолог.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РОЛЕЙ

ШКАТУЛОЧКА — молчаливый и застенчивый ребенок, имеющий трудности в общении со сверстниками.

БАБКА — ребенок с завышенной самооценкой, конфликтный и невнимательный к сверстникам.

БАРИН — ребенок с трудностями в общении со взрослыми, тревожный и с заниженной самооценкой.

ПИСЬМА — обидчивые и тревожные дети, часто не доверяющие своим сверстникам.

МАТЬ — эгоцентричный по направленности личности ребенок, конфликтующий со сверстниками из-за первенства в играх и делах, с завышенной самооценкой.

ПСИХОГИМНАСТИКА

Представить, что в доме висят два зеркала: одно — простое, а другое — лживое.

Показать в оба зеркала лицо и выразить им одно и то же чувство. Нужно помнить, что в лживое зеркало следует показывать чувство наоборот по принципу: доброта—злость, грусть—веселье, внимание—равнодушие и т.д.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПСИХОКОРРЕКЦИИ

ШКАТУЛОЧКА:

— Что ты несла в себе хозяевам? А бабке?

— Чем ты огорчила бабку?

— Что было бы с тобой, если бы бабка тебя не украла?

— Виновата ли ты, что бабке принесла страдания?

БАБКА:

— Какая ты?

— Зачем ты взяла чужую вещь?

— Что тебя огорчило, когда ты заглянула в шкатулку?

— О чем ты подумала, когда барин явился к тебе за своей вещью?

— Почему ты не рассказала своей семье правду?

— Зачем ты сожгла письма?

БАРИН:

— Почему ты пришел за шкатулкой через много лет?

— Чем тебе были дороги письма?

— Почему ты выбрал для разговора Елену?

— Ты доволен результатом своего посещения? Почему?

ПИСЬМА:

— Почему бабка вас сожгла?

— Что было бы, если бы вы сохранились?

— Чем вы могли порадовать барина, если бы он вас прочитал?

— Можно ли читать чужие письма и распоряжаться их судьбой?

— Если бы свершилось волшебство, какие бы слова вы написали бабке?

МАТЬ:

— Какая ты?

— Зачем ты помогала бабке?

— Что было бы, если бы ты отказалась ей помочь?

— Почему ты не сразу посоветовалась с мужем?

— Что заставило тебя усомниться в рассказе бабки?

Домашнее задание. Сделать из любого подручного материала шкатулку. Помочь могут родители, бабушка, дедушка, брат, сестра.

 

Поиск

Блок "Поделиться"

 
 

УЧИТЕЛЬСКАЯ

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.