logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНОЕ ЧТЕНИЕ

МАТЕМАТИКА

Первые восемь лет жизни Ульянка счастливицей была, только жаль, никто ей про это тогда не сказывал. Вот и не знала, что такое счастье, не ведала. А как померла мать, осталась девчонка вдвоем с отцом, тут и проведала, что значит — несчастье. Девчонка мала, чтобы с домашней работой управляться. Полы еще помоет, печку растопит да сготовит, что попроще. А уж до остального — ни сил, ни сноровки. Да и что с такой малой хозяйки взыщешь? Отец у нее был строгий, молчаливый. При живой-то мамке Ульянка того и не примечала: мать веселья добавляла, скучать-тосковать мужу да дочке не позволяла. А без хозяйки и хозяин завял, небольно-то с дочкой и разговаривал. Бабушка отца все жениться уговаривала, да только кто за такого хмурого молчуна замуж пойдет? Кто в дом мачехой для Ульянки войдет? Уж года два вдвоем проживали, ни радости, ни счастья не видали.

Особенно тоскливо вечера проходили. Ульянка уж и одежду всю перештопала, как умела, и в окно все глаза проглядела. Нет отца, то ли у него дела какие важные, то ли в опустевший дом не торопится? А Ульянке каково?.. Пришел отец домой, когда уж Ульянка все глазоньки выплакала. Поужинал отец молча и спать лег. Ульянка долго в постели лежала, глаз не смыкала. Какой тут сон, коли в доме одиночество? А как сном забылась, так и подивилась...

 

Рядом с постелью девчонкиной появилась девица красная. В шитом сарафане, на голове кокошник, бусинками украшенный, а по обеим сторонам кокошника — ярко-красная лента. Длинная, до самого пола та лента.

— Ты чего все плачешь, Ульянка? — спрашивает гостья, а сама, видать, уж все знает. — На отца обижаться все неслед! Ему и самому тяжко!..

— А ежели тяжко, — рассердилась девчонка, — давно бы женился! Пусть уж лучше мачеха в доме, чем так... Мамку-то уж не вернешь!..

— Это верно. Мамку не вернешь. Но ведь и мачехи на свете разные бывают, тебе ведь злая да вредная не нужна?

— Злая не нужна, — подтвердила Ульянка. — Только ведь и добрые на свете бывают. Может, еще и отыщется, — предположила Ульянка и сама засомневалась.

— Так у вас в деревне таких нет, как по-твоему?.. Нет. А где ж твой отец сыщет? Чай, не потерянный валенок. Он, может, всю жизнь искать будет, а ты ведь прямо завтра ждешь.

— Всю жизнь искать нельзя! — уверенно заметила Ульянка. — А как же мне прикажешь жить? Мне в доме и поговорить-то не с кем..

— Вот нынче ты со мною говоришь. Неужто тебе мало? — спрашивает девица, а сама улыбается.

— А, может, ты сама за моего отца замуж пойдешь? — предложила вдруг Ульянка. — Я бы тебя любить да слушаться стала.

Девица весело засмеялась:

— Для твоего отца другая невеста есть. Не я. А вот, кто она, сказать не могу. Не велено. Но ты жди, надейся!..

Сказала так девица и пошла к стене. Прошла сквозь стену ту, будто и бревен не коснулась. Глядит Ульянка, а конец ее ленты вроде в избе задержался, не сразу за девицей убрался. Вскочила Ульянка с постели и схватилась за кончик той ленточки. Лента дернулась, и вдруг рука Ульянкина невидимой стала. Шагнула Ульянка прямо к стене, однако носом в бревна не уперлась, как ожидала. И тут оказалась она в полной темноте. Ленточку в руке зажала и вовсе не выпускала, а та все вперед двигается. Вот девчонка следом за ней и направилась. Помнила она, что от кокошника лента тянется, потому и не дергала, просто за нею шла. И впереди себя девицы уж не видела.

Сколько времени так Ульянка прошагала — она не знает. Видать, долгонько, потому что ноги устали, да и в коленях дрожали: боялась обо что в потемках удариться. Оттого впереди себя второй рукой и щупала. Но вовсе ничего так и не нащупала. А тут словно кто в темной комнате свет зажег!.. Светло стало, как днем. Глаза-то не враз к свету привыкли, А как огляделась Ульянка, так еще больше подивилась. Стоит она на перекрестке двух дорог, на самой его середине. Ленты уж у нее в руке нет, и куда дальше идти — неизвестно. Четыре дороги-то от перекрестка ведут. Только все это в голубом мареве, и все колышется, словно сейчас и растает, а только не тает. Видать, ждет, когда Ульянка вперед пойдет. Тут девчонка и решилась: выбрала дорогу да по ней и пошла. Только шажок ступила и сразу встала. Видит Ульянка в лесу себя. Кругом ели, сосны, березки стволушками белеются. Видит Ульянка поблизости от себя женщину да девчонку. Те грибы в лесу собирают. Тут девчонка у мамки своей вдруг и спрашивает:

— Мам, а вдруг он злым окажется папка-то новый наш?

— Не бойся, дочка, мы злого враз обломаем! Языка не высунет! Твоего-то отца покойного я вот где держала! — женщина на свой кулак девчонке показала. — И этого живо к рукам приберем! Я уж к его избе потихоньку ходила, поглядела: изба хорошая, справная. И двор большой, там и корову, и свиней, и кур заведем! Девчонку его в огороде видала: тощая, одни глазюки сверкают.

— Мам, а ты ее тоже любить станешь? — спросила девчонка у своей матери.

— Вот еще! Всех любить — себе сердце сушить! тебя, красавица моя, одну любить буду. А она пусть себе живет, по дому да по двору работает. Она у меня и не пикнет, не то что против слово скажет. Поглядим, как все устроить надо. Лишь бы Пахом, как и обещал, завтра к нам в дом пришел. А там дело и сладим.

Ульянка слушает, а сама уж догадалась: про ее отца Пахома речь-то идет. Вон, какая ей да отцу судьба уготована! Назад оглянулась, а она вновь на распутье, теперь уж она по левой дорожке шаг ступила. Видит себя в избе, возле оконца женщина сидит, рукодельничает Тут дверь отворяется, и входит в дом старуха с клюкой. Глаза недобрые, по сторонам рыщут.

— Ну, красавица, хорошего мужа я тебе сватаю? — спрашивает у женщины.

— Да мужик вроде ничего, только уж больно хмурый, неразговорчивый. Я веселых люблю, а не таких бирюков, — отвечает женщина, а сама обиженно губки дует

— Так тебе уж люблю — не люблю говорить не пристало! — старуха увещевает. — Сколь лет все выбираешь? Тот — ростом мал, тот — не так встал, у того денег мало, глупее другого век не видала. Иди уж за Пахома, а то и вовсе одна останешься. Мужняя жена сразу и другим станет нужна! Годок с ним поживешь, а там и другого найдешь! А этого мы живо уморим, чай, умеем. А вдовица да с таким домищем кому хошь глянется! И от девчонки его мы скоро избавимся.

— Ну ладно, пожалуй, соглашусь. А когда он прийти-то обещал? — невеста интересуется.

— Да сказал, мол, назавтра дел много, а послезавтра придет, ты его сразу-то не пугай, с разговорами не приставай. Побольше глазками играй да помалкивай! А я его враз окручу, на скорую свадьбу подобью. У меня в таких делах большой опыт имеется.

Ульянка назад лишь шажок отступила — вот уж и снова на распутье. «Значит, к той, первой, отец завтра пойдет, а послезавтра ко второй» — прошептала про себя Ульянка. Теперь еще две дорожки перед нею остались: назад да направо. Вот направо она и шагнула... И сразу вроде потемнело в глазах. Пригляделась: в сарае она. Мальчонка небольшой возле дверей что-то сколачивает, а рядом баба граблями из коровника навоз выгребает.

— Боюсь я, — говорит мальчонка, — вдруг да пьяница он? Видал я его: хмурый и все молчком. Со своим папкой сколь лет маялись. Неужто и этот дядька Пахом таким же окажется?

— Да говорят, не пьет он. И работящий. И девчонка у него небольшая. Намаялась, небось, без мамки-то, — вздохнула женщина. — Я, сынок, всю жизнь о дочурке мечтала, да вот Бог не дал. А я бы ее и приласкала, и мамкой ей, а не мачехой, стала. Ты вот только ее не обижай! Сирота ведь она. Уж два года, почитай, без мамки живет, без любви да ласки материнской.

— А зачем я ее обижать стану? — удивился мальчонка. — Лишь бы сама не дралась, а я ее защищать стану. Кто ее, хоть пальцем тронет — враз руки обломаю! — уверенно закончил мальчонка.

— Ну уж обламывальщик нашелся! — засмеялась мать и с сомнением добавила: — Только навряд ли Пахом на нас глянет. У нас и дом старый, да и я небольно красавица...

— И неправда! Ты — самая красавица и есть! — немного грубовато, но с нежностью в голосе возразил мальчонка. — Красота — она ведь в душе, а не на лице должна быть...

— Так когда ему в душу-то заглядывать? — вздохнула мать.

Тут перед глазами Ульянкиными все и пропало. Опять она на перекрестке дорог стояла. Осталась у нее перед глазами лишь одна дорожка нехоженой. На нее и ступила, а ступив — на пороге дома себя увидала. На лавке в избе двое сидят. Пригляделась: один-то — Михеич-сосед, а другой — отец родной. Только... какие они оба старые?!

— Нет, Пахом, ты не прав! Почему ты тогда не женился-то? Год бы после смерти жены подождал и женился бы! Не жил бы теперь один... — сетовал Михеич на отца и вздыхал.

— Да все боялся я Ульянке плохую мачеху привести. Жалко мне ее было, вот все и откладывал... — пояснил отец.

— Вот и дооткладывался! — сердито буркнул Михеич. — Тебе-то вот ее жалко было, а дочка твоя часто в отчий дом наведывается? Раз в годок да и то на часок!..

— У нее — своя семья, муж, дети... — вздохнул отец.

— Муж, дети — это да, но и родного отца забывать нельзя! — резонно возразил сосед.

— А, может, Михеич, я сам виноват? Надо было с Ульянкой поласковее? А когда? То на покос, то на дворе. Эх, дела-дела... Вот Ульянка и отвыкла от меня.

— Э-хе-хе! Чего теперь себя корить, коль обратно жизнь нельзя повторить? теперь осталось жизнь доживать да родную дочку поджидать, — успокоил Михеич старика-отца.

Утром проснулась Ульянка какая-то смурная. Отец по делам своим куда-то собрался, а она в постели осталась, сказалась больной. Громко охала, стонала, горькое лекарство пила и даже не жаловалась. Вот и пришлось в этот день отцу с нею дома сидеть, за больной дочкой глядеть. А та перед сном вечерком прошептала: «Ну, вот, одна беда миновала! Пусть другого кого в кулак сажает да свою дочку ублажает!»

На следующий день Ульянке опять не полегчало. Стоном стонала, даже в рот ложкой лазать позволяла. Хотел отец соседку пригласить за дочкой приглядеть, а та за руку отца ухватила да от себя и не отпустила. А про себя одно твердила: «Ишь, уморить захотела! Так не отдам тебе папку! Он мне и самой нужен. Люблю я его...»

На третий день отец лишь проснулся, а уж дочка одетая на постели сидит, да отцу и говорит:

— Куда нынче ты пойдешь — туда и я!..

Попробовал Пахом девчонку уговорить дома остаться да в постель уложить — ни в какую! Так и пришлось девчонку с собой взять. А как в чужую деревню приехали, так в старенькую избушку и вошли. А там — женщина та из сна да мальчонка ее сидят, на Ульянку да ее отца глядят. Вспомнилось Ульянке, как отец-то Михеичу жалился: мол, боялся Ульянке злую мачеху привести. Ну и решила, что надо самой в разговор вступить. Подошла Ульянка к женщине той да и говорит:

— Ты на меня, тетенька, не сердись. Ежели что не так скажу, ты не гляди, что папка мой хмурый. Он хозяйственный и непьющий. Просто нам одним без мамки тяжело... А ты, — сказала Ульянка мальчонке, — за меня заступайся, как обещал, только вот руки никому не обламывай! Как они без рук-то будут жить?

Все засмеялись, а отец погладил Ульянку по голове и говорит:

— Вы не сетуйте, что она так прямо... Славная она у меня и... разумная.



НРАВСТВЕННЫЙ УРОК:

Люби ближнегои тебя будут любить.

От судьбы не уйдешь.

Добро побеждает зло.

ВОСПИТАНИЕ ДОБРЫХ ЧУВСТВ:

— В чем проявилась Ульянкина доброта?

— Как поняла Ульянка, что незнакомая девица — добрый человек?

— Почему отец назвал ее разумной?

— Какая из трех невест вам больше понравилась и почему?

— В каких словах проявилась доброта одной из невест?

РЕЧЕВАЯ ЗАРЯДКА:

— Как вы понимаете слова «смурная», «сетовать»?

— Как вы понимаете выражение: «Мы злого враз обломаем»?

— Что означает выражение: «Сушить сердце»?

РАЗВИТИЕ МЫШЛЕНИЯ И ВООБРАЖЕНИЯ:

— Какая бы жизнь ожидала Ульянку и ее отца, если бы он женился на злой женщине?

— Почему женщина, показывая Ульянке разных невест, ничего ей не объясняла и не советовала?

— Какая, по-вашему, жизнь ожидает первую и вторую невест? Почему?

СКАЗКА И ЭКОЛОГИЯ:

— Можно ли про детей невест сказать: «Чему учишь, то и получишь»?

— Что такое марево? Почему автор поместил девочку именно в голубое марево?

Сказка развивает руки. С помощью родителей затонировать два листа бумаги: один для рисунка доброй мачехи, другой для рисунка злой. Самих невест можно нарисовать также с помощью взрослых членов семьи.

1-й этап

Цели: а) учить детей анализировать свои слова, поступки, намерения и понимать категории оценок «хорошо» и «плохо» на примере слов, поступков и намерений персонажей сказки; б) способствовать пониманию слов «корыстный» и «бескорыстный».

Форма работы: фронтальная со всеми детьми возрастной группы.

Исполнитель: педагог.

Содержание работы: чтение сказки и последующая беседа по ее содержанию.

Вопросы по содержанию сказки:

— Как прожила Ульянка первые восемь лет своей жизни? Почему она так прожила?

— Почему Ульянка удивилась, увидев рядом со своей постелью девицу с яркой лентой?

— Что поведала ей незнакомка?

— Почему Ульянка пошла за девицей?

— Понравилась ли девочке первая невеста?

— Что не приглянулось девочку во второй невесте?

— Что Ульянка сделала, чтобы отец не попал к первым двум невестам?

— Можно ли считать ее поступок обманом?

— Как Ульянка помогла отцу объясниться с доброй женщиной?

2-й этап

Цели: а) дать возможность детям оценить личностные качества персонажей, их речь, выразительность высказываний, сравнить свою манеру общения с действиями и словами персонажей путем проигрывания эпизодов сказки; б) дать возможность детям «примерить» на себя мотивы поведения взрослых людей, отвечающих за своих детей и их счастье.

Форма работы: групповая. Участники — дети с трудностями в общении со взрослыми, упрямые, недоверчивые, с завышенной или заниженной самооценкой.

Исполнитель: психолог.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РОЛЕЙ

УЛЬЯНКА — ребенок тревожный, неуверенный в себе; с заниженной самооценкой.

ОТЕЦ — ребенок с завышенной самооценкой, отверженный, плохо идущий на контакт со сверстниками.

ДОБРАЯ ЖЕНЩИНА ребенок застенчивый, недоверчивый, имеющий трудности в общении со старшими.

ПЕРВАЯ НЕВЕСТА — ребенок эгоистичный, с завышенной самооценкой, «черствый» по отношению к сверстникам.

ДЕВИЦА — болтливый и самоуверенный ребенок, эгоистичный и нечуткий к эмоциональному состоянию сверстников.

ПСИХОГИМНАСТИКА

Один ребенок показывает последовательно лицом, жестами настроение всех трех невест, а его партнер должен угадать и, не называя персонаж, повторить то же самое.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПСИХОКОРРЕКЦИИ

УЛЬЯНКА:

— Как тебе жилось после смерти матери?

— Каково было отцу остаться без хозяйки в доме?

— Чем ты могла помочь отцу в выборе невесты?

— На что ты могла бы решиться, чтобы твой отец был счастлив?

— Почему ты предложила девице самой стать невестой отца?

— Можно ли твой обман считать обманом для блага и для чьего блага ты притворялась больной?

ОТЕЦ:

— Почему ты боялся жениться?

— О чем ты мечтал для своей Ульянки?

— Зависит ли от твоего выбора счастье дочки?

— Почему для тебя так важно, чтобы Ульянка была счастлива?

— Напрасны ли были твои опасения?

— То, что придумала Ульянка, было обманом, но почему ты на нее за это не рассердился?

ПЕРВАЯ НЕВЕСТА:

— Какая ты?

— Почему ты держала первого мужа в кулаке?

— Зачем тебе нужен новый муж?

— Почему ты сказала: «Всех любить — свое сердце сушить»?

— Чему ты учишь свою дочь?

— Как твоя дочь станет тебя любить и жалеть, когда вырастет? Какие слова она может тебе припомнить?

ВТОРАЯ НЕВЕСТА:

— Зачем тебе нужен муж?

— Как ты собираешься с ним жить в новой семье?

— Окажись ты на месте Ульянки, согласилась бы ты иметь такую мачеху?

— Как можно назвать такую женщину, как ты?

ДОБРАЯ ЖЕНЩИНА:

— Почему ты была уверена, что Пахом тебя не выберет?

— Как ты считаешь, какая красота важнее: внешняя или внутренняя?

— Как ты будешь любить и жалеть свою маленькую падчерицу?

— Что ты подумала об Ульянке, когда услышала ее рассуждения?

— Чем ты можешь украсить жизнь двух одиноких людей: Пахома и его маленькой дочки?

Домашнее задание. С помощью родителей затонировать листы бумаги для изображения злой мачехи и доброй. Постараться в тонировке передать настроение. Рисовать персонажей на тонированных листах можно с помощью взрослых и самостоятельно.

 

Поиск

Блок "Поделиться"

 
 

УЧИТЕЛЬСКАЯ

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.