logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНОЕ ЧТЕНИЕ

МАТЕМАТИКА

Катюшкина семья переполошилась только тогда, когда посреди белого дня сорвалась с петель дверь избяная и рухнула в сенях с превеликим грохотом. Все тотчас выскочили на крыльцо, но оказалось, что к двери той никто не прикасался. Сама рухнула. Уж что-что, а про такую злую примету даже малые дети были наслышаны. Дурная была примета. Отец принялся сразу навешивать дверь, а ребятишки до самого вечера все никак не могли успокоиться. А тревожиться было о чем. Уже две недели лежала мать в постели и не могла не только что встать, но и головы от подушки оторвать. Не помогали ни отвары, ни парная баня. Вот тогда-то ребятишки и сговорились: отцу ничего не сказывать, а Катюшку к бабушке послать. Все доподлинно обсказать. На кого ж им еще надеяться?

Оттого что мать больная лежала, семье, вроде, большого урону не было. Катюшке уж четырнадцать годков исполнилось, да и Дашутка многое по дому делать могла, только... только болезнь эта мамкина заставила Катюшку призадуматься. Терять мать второй раз в жизни — это уж совсем никуда! Да и привыкли к новой мамке все. Только жить спокойно да ладно начали. А тут беда такая! Потому Катюшка, пока до бабушки шла, все думала: ежели в город к доктору ехать придется — поедет! Да что там к доктору — к ведьме пошла бы, лишь бы мамка жива осталась.

 

 

А вот бабушка такому катюшкиному рассуждению не порадовалась. И сама перекрестилась и Катюшку крестом осенила:

— Что ты, милая?! Да разве ж такой грех допустить можно? Колдуны, милок, в болезни, конечно, облегчение сделать сумеют. Да только и твою душу загубят. Обращаться к тайным да злым силам — последнее дело! Нет, тут по-иному поступить следует. А уж ежели с нечистой силой встречаться, так и себя обезопасить и душу не загубить.

Тут взяла бабушка и открыла свой сундук. Вынула узелок свой заветный, развязала плат. Кушачок да свечной огарочек в сторону отложила, потом себя крестом осенила и достала из плата иконку. Небольшая была иконка. Только раньше-то бабушка иконку ту Катюшке не показывала, а уж нынче девчонка подробно ее разглядела. Была на старинной иконке женщина нарисована. Глаза у той женщины долу опущены, лицо спокойное да светлое, а руки, словно в покорности да умилении, на груди сложены.

— Бабушка, кто это? — спросила Катюшка почему-то шепотом.

— А это, милок, царица наша небесная, сама Богородица-матушка. Или не видала? — удивилась бабушка.

— Такую-то где ж? А как икона эта называется? — поинтересовалась Катюшка, а сама глаз не могла оторвать от эдакой красоты.

— А название этой иконы — Умиление. Хорошее название. — пояснила бабушка и добавила: — Сам отец Серафим такой вот иконе молился. Оттого и язык зверей понимал, лесных обитателей к себе приручал. Ну ты в уголке посиди, не мешай мне покамест.

Долго бабушка перед иконою «Умиление» на коленях стояла, молилась, а потом с колен встала, иконку опять в белый плат завернула и в сундук схоронила. А тут и Катюшку к себе подозвала.

Расскажу, тебе, что сама знаю, а уж потом решим, как поступить следует. Поняла я по твоим словам, что захворала ваша мать 10 марта. Да и хворь ее поначалу всем какой-то чудною показалась. Правильно я говорю? — ждала бабушка катюшкиного подтверждения.

— Правильно! — согласилась Катюшка. — Мы сначала на болезнь-то и не подумали. Ну напала на нее дрема какая-то: у печи стоит, а сама дремлет. Белье в корыте стирать начнет — над корытом и замрет. Уж полоскать в реке мы с Дашуткой бегали: боялись, как бы мамка в воду не свалилась. А уж теперь и вовсе худо ей: глаз и то не открывает.

— Наши предки знали имя этой хвори. Это — вешняя дрема. Кумаха ей имя. — бабушка рассказывала спокойно, обстоятельно. — Кумаху эту в древние времена народ побаивался. Ее сон валит слабых с ног, а то и вовсе уморить пытается. Кумаха эта, по-нонешнему лихорадка, тело шибко мучает, белы кости крутит. Мамка-то ваша не кричит от боли только потому, что и днем и ночью спит. Кабы кричала — вас бы раньше обеспокоиться заставила. А раз молчит — и вы не шевелитесь, помочь ей не торопитесь.

— Бабушка, а как помочь-то ей? Как с этой Кумахою управиться? — заторопила Катюшка бабушку с ответом.

— Э, милок, это дело непростое да и небезопасное. Тут много чего понять-уразуметь придется. Да всего я и сама не знаю. Ну слушай.

— Живет Кумаха-Кумоха в дремучем лесу. Это мне еще моя бабушка давным-давно сказывала. Живет она там со своими 12 сестрами в непокрытой избе. Все они, как есть, на одно лицо. Но есть среди них и старшая, эта самая Кумаха. Это она, зловредная, напускает сестер своих на людей. Приказания дает: людей знобить — грешное тело мучить, белы кости крутить. А 10 марта — самый ее день и есть. В тот день Кумаха сестер своих на людей напускает. Понимаешь теперь? Вот и выходит, что вешнюю дрему на мать-то вашу сама Кумаха напустила через сестер, конечно. А вот как помочь больной — не ведаю.

— Бабушка, а можно эту самую Кумаху в лесу отыскать да заставить от матери отступиться? — интересуется Катюшка.

— Ты, что же думаешь, простое это дело? Нет, милок, тут надобно сердце любящее да храбрость, а может, еще и смекалку иметь. Тут и взрослый мужик может не управиться. А где ж тебе, девчонке?

— Бабушка, а ты мне помоги! Что делать надо, подскажи! Уж не маленькая я, да и детей сиротить неохота. Помоги, сделай милость. — начала упрашивать бабушку Катюшка, а в глазах-то решимость светится, так мамку спасти охота.

Вот тогда бабушка и поняла, что уж решилась девчонка в лес-то дремучий идти. А как поняла, так и задумалась. Ежели в лес-то идти, то кое-чего сделать надобно: свою жизнь обезопасить, да и в лесу не заплутать. А на это бабушка сказала ночка ей понадобиться. Ежели, мол, Катюшка не передумает, пусть завтра с утречка и приходит.

Катюшка домой пришла, младшим ничего не сказала. А как начинают выпытывать, она отмахивается, мол, спать уж пора, а не разговоры говорить. Так и не поведала о своей завтрешней задумке. А на утро только встала — Дашутке сразу наказ и дает: что по дому сделать надобно. Та выпытывает: «А ты куда?» Катюшка молчит. Поцеловала только Дашутку да велела, ежели что, за младшими приглядеть. Дашутка было в слезы, а Катюшка ей: «Ежели мамку нашу не спасу — потом себе никогда не прощу?» Приказала только отцу ничего не сказывать, а то он все дело поломает.

Ступила к бабушке в избушку и поняла: та, видать, всю ночь не спала. К приходу катюшкиному готовилась. Сразу девчонку за стол усадила и начала на такое дело наставления давать.

Прежде увидала девчонка на столе две вещицы: иконку ту, приметную, какая Умилением называется, а рядышком с нею — краюшку свежего хлебца. Хотела бабушку порасспросить, да та и сама разъяснять начала. Видать, девчонке знать это надобно было. Получалось так: возьмет с собою в лес Катюшка только краюшку хлеба. Но не для еды это — для дела. Ежели отыщет девчонка в лесу приметную избушку без крыши, то смело пусть через порог ступает. До вечера Кумаха со своими сестрами навряд ли домой поспеет. А вот как стемнеет, тут и они пожалуют.

Бояться их Катюшке неслед, поскольку уж больно сильна ее заступница и утешительница. Тут бабушка на икону глянула. А вот хлеб пригодится для иного дела. Когда сядут сестры к столу, можно и Катюшке из ее убежища выбраться. Раньше-то появляться перед сестрами опасно. А за столом, по обычаю, станут кумахины сестры Катюшку едою потчевать. Пусть из миски берет, а в рот не кладет. Съест хоть кусочек, сама задремлет. А тут уж справиться с нею любой сумеет.

А как хозяюшки гостью попотчуют, тут и Катюшка должна из-за пазухи краюшку свою достать и на 12 частей разломать. Да каждую сестру и попотчевать. Вот тут и надо глядеть в оба. Вместе с Кумахой их ведь 13 сестер получается. Одной-то кусочка и не достанется. Эта, последняя, и есть виновница беды, мамкиной-то болезни. Ежели успеют девки из-за стола встать — все! В глазах перепутаются, ту девку и не сыскать боле. Потому придется Катюшке еще за столом эту девку за рукав схватить да более и не выпускать. Держать придется крепко! Потому нечисть эта мало ли что придумать может? А как предложат выкуп за сестру свою, так Катюшке просить и следует: мать спасти, болезнь, от нее отвести. Ежели все, как надо Катюшка управит, завтра к вечеру уж дома будет. А не сумеет — вешнюю дрему и на девчонку напустят, а домой не отпустят.

Все поняла Катюшка, одного понять не сумела:

— Бабушка, а откуда ты про это прознала-то? Ведь вчера еще не ведала? — удивилась Катюшка.

А бабушка в ответ:

— Ну, вчера не знала, а сегодня, что надо, тебе рассказала. А откуда? Тебе пока рано знать. — сказала так бабушка, а сама почему-то на иконку глянула. Потом внучку перекрестила, в путь опасный благословила.

Шла Катюшка сначала по лесу знакомому, потом — по незнакомому, а под конец и вовсе по дремучему. Краюшка хлеба за пазухой сердце греет, а жалость к матери — душу.

Так и шла. А уж страхов-то, страхов разных натерпелась! А избушку без крыши все же нашла. Словно сила какая-то девчонку сюда привела. А может, молитовка бабушкина.

Как в избушку Катюшка ступила — там ее все удивило. Как можно жить-то в такой избе, коли крыши нет совсем? Дует изо всех углов. А посуды грязной у печи — превеликое множество. Да и пыли-грязи — хоть возом вывози! Пока хозяев поджидала, Катюшка в избе прибирала: пыль смела, пол подмела, посуду грязную перемыла. А уж как темнеть стало, сама за печку и спряталась. Может, думала, за уборку-то в избе девчонку помилуют?..

Тут поднялись свист да вой. Глядь — а уж ветер над головой, тут и девки прямо сверху в избу посыпались. А как в избе огляделись, сразу смекнули: кто-то тут без них похозяйничал. Двое в сени искать кинулись, еще двое по углам шарить начали, а одна, видать, ушлая, за печку нос свой и сунула. А там Катюшка сидит, от страха дрожит. Вот и пришлось из-за печи вылезать да перед хозяевами предстать. А девки Катюшку разглядывают, словно она — невидаль какая, тут уж и Катюшка эту нечисть разглядела. Были девки и вправду на одно лицо, словно отражения в зеркале. Лица были, вроде, человечьи, а вот платья — вовсе несуразные: лохмотья какие-то легкие. Только тел под ними что-то было не видать. Нет, голова да руки — вот они! А как платья на ветру развеваются — тела под ними и не проявляются! Оттого девки эти по полу и не шагают, а как бы в воздухе проплывают.

Вдруг опять свист да вой послышались, только уж пошибче да пострашнее. Тут в избушку еще одна девка и спускается. Внешностью да одеждой — такая же, а вот повадками — иная. Вроде, старшей она среди сестер получается, поскольку все ей подчиняются. «Это и есть — сама Кумаха!» — подумала Катюшка, а у самой от страха зуб на зуб не попадает.

Кто знает, что бы Кумаха эта с Катюшкой сделать могла, только тут сестры стали ей избу показывать, мол, прибралась гостья у нас, пыль смахнула, посуду перемыла. Кумаха тут Катюшку и спросила: «Откуда явилась?» А та в ответ: «В лесу заблудилась». Кумаха на девчонку недоверчиво глядит, но сестрам ничего не говорит, только распорядилась, чтобы на стол накрывали.

Длинный стол накрыли вместо скатерти рогожкою. На стол поставили четыре плошки, а в плошках этих угощение: простому человеку страх да отвращение. В одной-то плошке — хвосты мышиные, в другой — рожки козлиные, в третьей — лягушки вареные, а в четвертой — жуки моченые. Садись, гостьюшка, угощайся! Катюшка только глазом глянула — душа в пятки ушла. Неужто такую мерзость есть потребуется? А девки за стол уселись, сразу за еду принялись. Катюшке угошение такое и в руки-то брать противно. А что тут поделаешь? Возьмет моченого жука, ко рту поднесет, а там его под стол и пихнет. А сама, вроде, жует. Намаялась с таким угощением досыта. И тут краюшку свою из-за пазухи и достает: вот, мол, и моим угощением не побрезгуйте!

Девки сначала взять не решались, на старшую свою, Кумаху, поглядывали. А та первая кусок свой в рот взяла, поморщилась малость, но и другим сестрам своим угоститься позволила. Все руки к кусочкам протянули, а кусочков-то, как велено было, Катюшка только двенадцать припасла. Девки по куску взяли, а одна-то рука так пустой и осталась. Ей хлеба не хватило. Тут Катюшка эту самую девку за рукав и ухватила! Девка вырывается, а Катюшка ее цепко держит, не выпускает. Увидала Кумаха, что одна-то сестра в полон попала и давай другими сестрами командовать! «Щекочите девчонку!» — говорит. Ну те и давай! Все ребрышки Катюшке своими костлявыми пальцами перебрали! А она все же рукав девкин не выпустила.

Вдруг Кумаха в ладоши плеснула — на столе целая гора золота и появилась. Ежели двумя руками деньги те загрести, можно было столько золота домой принести! Только и тогда Катюшка рукава не выпустила. Тогда сестры давай на Катюшку нетопырей разных выпускать! Те ее по лицу крыльями хлещут, того и гляди глаза выколют. Катюшка глаза жмурит, а рукав крепко держит. Нельзя ей рукав-то девкин отпустить! Мать-то хочется спасти!..

Долго так ее стращали, золотом соблазняли. А как увидали, что крепкая она, так и отступились. Тут уж и пойманная девка взмолилась: «Отпусти, сделай милость! Все, что хочешь, исполню. Хочешь, золота червонного, хочешь — ворона ученого. Ворон тот все про все ведает, тебе жизнь наперед предсказывать станет. А хочешь жениха богатого да знатного? Сама королевной станешь.»

Только ни посулами, не слезами не добилась девка, чтобы ее Катюшка отпустила. Тогда и взмолилась плененная: «Ну, говори, что тебе надобно? Любое твое желание исполню!»

Тут и просит Катюшка мать от хвори вызволить, да уж больше к ним в дом не заглядывать. Удивилась девка, что уж больно мала плата оказалась. Сама даже засмеялась: «Ну, это я вмиг исполню, только придется в дом ваш лететь, чтобы мать-то от вешней дремы освободить.» А Катюшка свое: «Неси и меня домой! А то, как я проверю, что ты все в точности исполнила?» А рукава девкиного так и не выпускает. Пришлось кумахиной сестре вместе с Катюшкой лететь. А куда денешься-то? Вон как девчонка в рукав вцепилась — зубами не оторвешь!..

Катюшка тогда вовсе не поняла, что по воздуху летела. Просто за рукав девкин держалась, а внизу вроде темнота сгущалась. А как внизу посветлело, так уж на место прилетела. Стоит Катюшка рядом с мамкиной постелью. А кумахина сестрица над больной рукавом своим повела — мать и очнулась. Увидала Катюшку и просит:

— Катюшка! Подай водички, что-то у меня все горло запеклось.

Тут уж Катюшка рукав-то девкин и выпустила. Чего уж теперь? Мать-то вон от дремы очнулась. Катюшка и водицы ей подала, и подушечку поправила, а сама спать легла. Утром хотели ребятишки Катюшку разбудить, и отец все пытался ей работу поручить. Да тут Дашутка вступилась: «Не будите Катюшку. Умаялась она.» Не поймут домашние: от чего умаялась-то? Подумаешь, у бабушки ночь да день погостила?

Мать с того дня на поправку пошла. А Катюшка всё молчала, одной Дашутке сказала да еще бабушке. А как им не сказать-то? Ведь они и есть самые катюшкины помощницы. Посудачили потом втроем и про Кумаху, и про Умиление. И про катюшкину краюшку..



НРАВСТВЕННЫЙ УРОК:

Не хлебом единым жив человек.

Сделай добро, не прося ничего взамен.

ВОСПИТАНИЕ ДОБРЫХ ЧУВСТВ:

— Почему болезнь мачехи заставила Катюшку призадуматься?

— В каких поступках проявилась доброта и забота Катюшки о своей мачехе?

— Что заставило Катюшку пойти в дом Кумахи? Только ли о себе думала она?

РЕЧЕВАЯ ЗАРЯДКА:

— Что означают слова «кушак», «нетопырь»?

— Кто такая Кумаха и что с нею связано в русских поверьях?

— По каким словам можно узнать эту сказку?

РАЗВИТИЕ МЫШЛЕНИЯ И ВООБРАЖЕНИЯ:

— Что произошло бы, если бы Катюшка отпустила рукав кумахиной сестры?

— Что бы было, если бы Катюшка не прибралась в избушке Кумахи?

— Что необычного было в Кумахе и ее сестрах?

— Почему сказка так называется?

СКАЗКА И ЭКОЛОГИЯ:

— Как ты понимаешь выражение «дремучий лес»?

— Что за болезнь такая «кумаха»? С чем она весной может быть связана?

— Ради чего человек может рисковать своей жизнью

Сказка развивает руки. Сделать Кумаху из чаги и другого природного материала. Работа может быть коллективной и индивидуальной, но с привлечением родителей и других старших членов семьи.

1-й этап

Цели: а) проанализировать мотивы поведения человека в трудных ситуациях и роль нравственного фактора при выборе выхода из таких ситуаций; б) использовать текст сказки как метафору для определения нравственных ценностей в жизни человека; в) поставить детей в ситуацию выбора и оценить имеющиеся у них взгляды на нравственные устои в семье;

Форма работы: фронтальная со всеми детьми.

Исполнитель: педагог.

Содержание: чтение текста сказки и последующая беседа.

Вопросы по содержанию сказки:

— Из-за чего переполошилась Катюшкина семья?

— Почему именно Катюшка решилась на опасное дело для спасения мачехи?

— Почему именно бабушка стала для нее советчиком и главным помощником?

— Как понять слова: в Катюшкиных глазах «светилась решимость»?

— Почему Катюшка никому из домашних не сказала о своей задумке?

— Почему бабушка выбрала для Катюшки две вещицы?

— Откуда бабушка могла узнать о том, как совладать с Кумахой?

— Почему Катюшка прибрала в избушке?

— Что удивило Катюшку при первом появлении сестер Кумахи и ее самой?

— Какой совет Катюшка услыхала от бабушки и как она его выполнила?

— Почему Катюшка не поддалась на уговоры Кумахи о богатстве?

2-й этап

Цели: путем проигрывания эпизодов сказки учить детей преодолевать препятствия, находить выход из трудных ситуаций и понимать ответственность за принятие решений.

Форма работы: групповая. Участники — дети с трудностями в общении со взрослыми и сверстниками, конфликтные, дети, которые боятся принимать решение.

Исполнитель: психолог.

 

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РОЛЕЙ

КАТЮШКА — ребенок тревожный, не уверенный в себе, боящийся принимать решения и брать на себя ответственность, с заниженной самооценкой.

БАБУШКА — ребенок эгоистичный, с завышенной самооценкой, с трудностями в общении со взрослыми, конфликтный и тревожный.

КУМАХА — ребенок эгоцентричный, с завышенной самооценкой, с трудностями в общении со сверстниками.

 

ПСИХОГИМНАСТИКА

Разыграть без слов сценки:

прилет сестер Кумахи в избушку: у Катюшки — чувство страха, у сестер — недоумение и удивление;

угощение в избушке: чувство радости от угощения у сестер и чувство отвращения у Катюшки;

полет Катюшки и кумахиной сестры.

Этюды выполняются со всеми детьми.

 

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПСИХОКОРРЕКЦИИ

КАТЮШКА:

— О чем ты призадумалась, Катюшка?

— Почему ты хотела спасти мачеху?

— Отчего ты сохранила свою задумку в секрете от домашних?

— Зачем ты обратилась за советом к бабушке?

— Что было бы, если бы ты не прибрала в избушке?

— Почему ты старалась выполнять бабушкины советы? В чем они состояли?

— Что заставило тебя солгать Кумахе, что ты заблудилась в лесу?

— Трудно ли тебе было держаться за рукав кумахиной сестры? Почему ты не отпускала его?

— Что ты чувствовала, когда мачеха очнулась?

БАБУШКА:

— Почему ты согласилась помочь Катюшке?

— Все ли ты знала, чтобы помочь Катюшке, когда она пришла к тебе в первый раз?

— Как ты проведала про Кумаху и про то, как с ней справиться?

— Может ли человек, даже старый, знать все?

— От кого потребовалась помощь тебе?

— Зачем ты дала Катюшке иконку и краюшку хлеба?

— Что ты почувствовала, когда узнала, что Катюшка осталась жива и мать спасла?

КУМАХА:

— Какую силу ты имела против людей?

— Какую жизнь ты вела со своими сестрами, чтобы вредить людям?

— Как по-твоему относятся к тебе люди?

— Что было бы, если бы Катюшка не оказалась такой храброй?

— Почему ты засмеялась, когда Катюшка назначила свою плату?

— Будет ли счастлив человек, если примет на себя личину нелюди?

Домашнее задание. Вместе с родителями и другими членами семьи сделать из природного материала Кумаху и отдельные эпизоды сказки.

Поиск

Блок "Поделиться"

 
 

УЧИТЕЛЬСКАЯ

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2022 High School Rights Reserved.