logo

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРНОЕ ЧТЕНИЕ

МАТЕМАТИКА

Честно признаюсь вам: я — человек не деревенский. В городе родился, тут и живу. Лес только по телеку и видел, а грибов вообще ни разу не собирал. И неплохо без этого обходился…

Ну вот, рассказывать уже начал, а представиться, как всегда, забыл! Я — Вася Лентяйкин, причём это не фамилия у меня такая, а кличка. Но я к ней уже давно привык и потому не обижаюсь. Хоть горшком, как говорят, называйте, только в печку не ставьте!

 

 

О чём это я вам рассказывать начал? Вспомнил, о грибах! Случилась недавно со мной странная история, с грибами связанная.

Всё началось с того, что решили мои родители отпуск за границей провести. Без меня, представляете! А меня на всё это время в деревню отправить, к бабушке. Так решено было на семейном совете. И хотя я сразу же высказал решительный протест, решение было принято семейным большинством — у мамы и папы оказалось две трети голосов. Мой решительный протест тем же большинством был ещё решительнее отклонён. Вот так я и оказался в деревне, у своей бабули…

Ну вот, рассказывать уже начал, а представиться, как всегда, забыл! Я — Вася Лентяйкин, причём это не фамилия у меня такая, а кличка. Но я к ней уже давно привык и потому не обижаюсь. Хоть горшком, как говорят, называйте, только в печку не ставьте!

О чём это я вам рассказывать начал? Вспомнил, о грибах! Случилась недавно со мной странная история, с грибами связанная.

Всё началось с того, что решили мои родители отпуск за границей провести. Без меня, представляете! А меня на всё это время в деревню отправить, к бабушке. Так решено было на семейном совете. И хотя я сразу же высказал решительный протест, решение было принято семейным большинством — у мамы и папы оказалось две трети голосов. Мой решительный протест тем же большинством был ещё решительнее отклонён. Вот так я и оказался в деревне, у своей бабули…

Вы не подумайте только, что к бабуле своей я не хотел ехать по той причине, что она у меня вредная или вздорная. Совсем даже наоборот! Бабуля моя — высший класс!

Просто, как я уже говорил вначале, человек я совсем не для деревни! Скучно мне там. Да и друзей у меня там нет — так, приятели…

Поначалу они ко мне с большим уважением отнеслись, когда узнали, что я из города к ним прикатил, да не просто из города — из самой столицы. И сразу же решили, что я их всех знаниями своими столичными за пояс заткну.

Я тоже поначалу сделал вид, что человек я образованный, но они меня как-то уж очень быстро раскусили. Один очкарик друга моего, Петю-отличника чем-то напоминающий, решил со мной на английском пообщаться, знания свои выдающиеся усовершенствовать…

Как же, усовершенствовал! Бормочет он что-то себе под нос, не хуже чем «англичанка» наша, Инесса Петровна, а что бормочет — разве я понимаю!

— Всё, хватит! — кричу. — Что ты ко мне привязался со своим английским?! Я вообще-то немецкий язык в школе изучаю!

Хотел соврать, да где там! Нашёлся среди них другой умник, который по-немецки, как по-нашенскому, шпарил. Так мой обман раскрылся в ту же минуту. Потом меня и по истории раскусили, и по географии — по всем предметам по очереди.

И не стало мне в деревне никакой жизни. Смеяться начали надо мной все деревенские ребята. И девчата, кстати, тоже.

— Эй! — кричат, — «отличник»! А сколько дважды два будет, знаешь? Или этого тоже в школе у вас не изучают?

Это они мне кличку такую дали — «отличник»! Хорошо ещё, что настоящей моей клички здесь, в деревне, никто не знал! А то совсем бы прохода не дали. Иду, к примеру, по улице, а навстречу карапуз.

— Эй, «отличник»! — кричит, — а ты по слогам читаешь или как?

И хохочет, аж заливается.

— Эй, «отличник», а где Гималаи находятся, знаешь? В Африке или в Австралии?

— «Отличник», а средние века уже прошли? Или ещё будут?

Так что знаниями я их удивить не смог. Вернее, удивил, но совсем не в ту сторону…

Ничем другим перед ними похвастаться у меня тоже не получилось. Плаванием? Так они не хуже меня плавать умели, а многие даже и лучше, хоть в нашей школе и бассейн свой собственный, и уроки плавания проводятся в течение всего учебного года. А они тут только летом имеют такую возможность. А что касается велосипеда, так деревенские пацаны мне и в этом занятии тоже сто очков вперёд дать могли — они с утра до вечера по всей деревне на велосипедах своих гоняют. А уже про деревья и говорить нечего: по лазанью каждый из них белкам сто очков форы дать может. Я же при первой попытке влезть на дерево в соприкосновение с землёй-матушкой вошёл, и довольно-таки чувствительно. Хорошо ещё, что падать невысоко было! А во вторую попытку брюки в нескольких местах порвал. Смеха после этого было столько, что третьей попытки вскарабкаться на злосчастное дерево уже не было. Не люблю, когда надо мной смеются, терпеть этого не могу!

Но это всё, как говорится, присказка. Сказка дальше будет.

 

Глава 1

В которой рассказывается, как я оказался в лесу и повстречался там с царём Боровиком.

А всё очень просто началось. Не успел я в бабушкину деревню приехать, как дождики летние над лесом прошли и в лесу целая уйма грибов высыпала. Самых разных. Все деревенские дети с утра до вечера в лесу пропадать стали.

Один я в деревне оставался.

 

 

Человек я по натуре компанейский, так что уже на следующий вечер скучно мне стало до невозможности. А тут ещё ребята друг перед другом хвастаются — кто сколько боровиков да подосиновиков домой принёс. Да у меня интересуются: когда и я в лес направлюсь, бабушку любимую грибными деликатесами порадую?

Решил я доказать, что не хуже других грибы собирать умею. Что там собирать? Иди себе по лесу да под ноги себе внимательно посматривай. Тоже мне, наука!

И вот однажды проснулся я утречком, взял полиэтиленовый пакет, сапоги резиновые на ноги надел и в лес пошёл. А лес от нашей деревушки совсем неподалёку был: за огороды зайди, мостик узенький перебеги — и почти сразу же за речкой лес начинается. И десяти минут не прошло, как я бодренько шагал по тропинке и радовался, что других опередить успел. Да по обеим сторонам тропинки пристально всматривался в поисках грибов.

А их почему-то нигде не было! Чудеса, да и только! Послушать деревенских — не успеешь в лес войти, как грибы ватагами под ноги тебе бросаются: бери — не хочу! А от меня они что, убегают? Так ведь гриб — не заяц, бегать не умеет! А может, потому я их нигде найти не могу, что всё время по тропинке шагаю, а грибы эти вредные в самой глубине леса растут?

Свернул я тогда в сторону от тропинки и полез напрямик через чащу. Лез, лез… Всю паутину на себя собрал — а итог тот же! Не встречаются мне грибы, хоть ты плачь!

 

 

К тому же я ещё и дорогу потерял. Не знаю даже, в какой стороне деревенька бабушкина осталась. Попробовал было на тропинку прежнюю выбраться, но и тропинка куда-то от меня сбежать ухитрилась. И пошёл я тогда куда глаза глядят… Не рад уже был, что по грибы отправился! Лежал бы себе в кровати сейчас, десятый сон видел… И вдруг выбрался я наконец на полянку лесную. Вышел, остановился, по сторонам оглядываться начал...

А на полянке этой грибов видимо-невидимо! И все большущие такие, красивые! Шляпки у них красные, с белыми пятнышками. Сразу видно: первоклассные грибы, высшего, как говорится, сорта и качества!

Давай я их быстренько рвать да в пакет свой засовывать. Плотненько его грибами набил. Можно было бы и в сторону дома двинуться, да только вот не знал я, в каком направлении идти…

Другой бы на моём месте в панику ударился. А чего паниковать? У нас тут не тайга сибирская. Да и не мог я очень далеко от своей деревни уйти. Решил я немного отдохнуть на полянке, посидеть под деревцем, подождать. Вот наполнится лес грибниками, начнут они друг с другом аукаться — я к ним тогда и присоединюсь как бы ненароком. И направление к деревне уточню, и добычей своей похвастаюсь!

Присел я, спиной к дереву прислонился, пакет за спину поставил. Вот, думаю, как бывает! А ещё говорят, что знания какие-то особенные грибнику нужны! Да я и без знаний хитроумных грибной рекорд, можно сказать, поставил!

И только подумал я так, как слышу откуда-то сбоку голосок тоненький чей-то.

— Ошибаешься, Вася! — говорит мне этот голосок. — Нужны знания грибнику! Ещё как нужны!

Что это за диво такое?!

Вскочил я, посмотрел в ту сторону, откуда голосок этот звучал, — ничего особенного там не заметил. Может, почудилось?

Не успел я подумать об этом как следует — опять тот же голосок слышу.

— Нет, Вася, не почудилось тебе! — говорит мне таинственный голосок. — Я и в самом деле с тобой разговариваю!

— Кто это? — спрашиваю. — И где ты от меня прячешься? Я тебя не вижу.

— Да не прячусь я! — отвечает мне голосок. — Загляни под соседнюю ёлку — и ты сразу меня увидишь!

Наклонился я, под ёлку внимательно посмотрел.

А там и нет никого, только гриб какой-то из земли выглядывает. Ножка у него белая, толстая, шляпка коричневая. Ничего гриб, подходящий! Не такой, разумеется, красивый и ценный, как мои, но тоже вполне приличного вида. Решил я и этот гриб забрать. Для разнообразия. Жалко только, что пакет полнёхонький. Ну ничего, как-нибудь втисну…

Протянул я руку, чтобы гриб сорвать, а он вдруг как запищит человеческим голосом:

— Не трожь меня, Вася! Нельзя меня трогать!

От неожиданности я даже подскочил. Вот так номер: обыкновенный гриб человеческим голосом разговаривает!

А гриб мне и говорит:

— Опять ты, Вася, ошибаешься! Я — гриб необыкновенный! Я — всем грибам гриб! Я — царь грибной!

Ничего себе!

Встал я на коленки, смотрю на странный гриб сверху вниз. А он зашевелился вдруг, шляпку свою повыше задрал и говорит мне торжественно:

— Да, Вася, я и в самом деле царь всех грибов! Точнее, Моё Величество, Боровик двадцать два миллиона пятьсот двадцать одна тысяча восемьсот двенадцатый! Понял теперь, с кем дело имеешь?

— Понял, — говорю. — Точнее, ничего я не понял! А почему цифра такая громадная?

— А это потому, — объясняет мне Боровик, — что Царство наше грибное очень и очень древнее. Нам, грибам, уже около трёх миллиардов лет! Правда, не всегда мы, боровики, грибными царями были…

Умолк тут царь Боровик, ждёт, наверное, что я спрошу, отчего же это не всегда боровики в грибных царях ходили. Ну что же, пришлось спросить…

— А потому, — с гордостью отвечает царь Боровик, — что боровики не так давно на свет появились. Но последние двадцать два миллиона лет именно мы, боровики… Миллионы… миллиарды какие-то! Совсем мне голову заморочил!

— Да подожди ты, — говорю, — со своими миллионами! Объясни мне сначала, что это за Царство такое, грибное? Нет на земле такого Царства! Обиделся Боровик, шапочкой своей задумчиво пошевелил.

— Как это нет Царства грибного?! Выходит, что я, царь Боровик, существую, а Царства моего и нет вовсе? Да я же в таком случае самозванец, а не законный государь, Моё Величество, Боровик двадцать два миллиона…

— Верю, верю! — поспешно прервал я его. — Скажи только, где оно, Царство твоё, располагается. В Европе, в Азии? Или в Америке какой? Опять обиделся царь Боровик. А что я такого обидного ему сказал? Спросил только…

— В природе Царство моё находится, в природе! — пищит он тонюсеньким своим голосишком. — Как и все другие царства живых организмов! Ты же, Вася, в школе это изучать должен был!

Почесал я затылок. Может, и изучал я эти царства-государства. Но почему-то ничего не помню!

А царь Боровик продолжает мне лекцию читать:

— В живой природе, Вася, существует пять царств живых организмов! Ну-ка перечисли их!

Издевается он надо мной, что ли?

 

 

……И очень даже просто! — говорю я. — Первое царство, второе царство, третье царство, четвёртое царство, пятое царство! Вот все и перечислил. Что я, по-твоему, до пяти считать не умею?!

Вздохнул тут царь Боровик, как-то странно на меня посмотрел. Впрочем, слово «посмотрел» в этой ситуации не совсем подходит, ибо ничего похожего на глаза я у собеседника своего так и не приметил. Как и рта, между прочим, а ведь как лихо он со мной разговаривает!

— Есть царство животных, это раз! — говорит он мне. — Есть царство растений, это два!

— А дальше не надо, дальше я и сам знаю! — прервал его я. — Царство человека — это уже три будет!

 

 

— Да нет, Вася! — говорит Боровик. — Не будет! Нет у человека своего собственного царства!

Обидно мне стало за человека. Ну, как же это так?! У каждой букашки-козявки, у каждой травинки-тростинки есть своё собственное царство, а у человека, царя природы, видите ли, его нет! Дискриминация какая-то!

— Это отчего нет у человека своего собственного царства? — спрашиваю.

— А потому, — объясняет мне Боровик, — что вы, люди, к царству животных относитесь!

— Что?! — пришла моя пора возмутиться. — Я — животное?!

— Ну, если тебе приятнее считать себя растением, — говорит Боровик язвительно, — можешь быть растением! Я, знаешь, не против…

Добрый какой!

— Ну, животное так животное! — говорю я примирительно. — А какие ещё царства-государства существуют в этой твоей природе?

— Природа наша с тобой, Вася, общая! — отвечает Боровик. — А существуют ещё царство бактерий, куда относятся самые мельчайшие живые организмы, и царство протистов, хотя не все из ваших учёных согласны считать их отдельным царством…

Тут я не выдержал и зевнул во весь рот. А царь Боровик сразу же прервал повествование и с укором уставился на меня крохотными своими глазёнками. Оказывается, есть они у него — а может, только сейчас появились…

— Тебе что, не интересно? — спрашивает меня Боровик с укоризной.

— Да интересно, интересно! — говорю я и опять зеваю во весь рот, ничего с собой поделать не могу. — А вы, грибы, конечно же, к царству растений относитесь?

Тут царь Боровик как подпрыгнет, даже шляпка его каштановая вверх подскочила.

— Это ты специально надо мной издеваешься?! — кричит пискливо. — Забыл уже, что я — царь, Моё Величество двадцать два миллиона…

— Хватит! — говорю, — хватит про свои миллионы! Ты лучше ответь мне, отчего это грибы растениями нельзя считать, если они тоже из земли растут?

Успокоился немного царь Боровик и отвечает мне нравоучительным тоном:

— Если бы ты, Вася, в школе внимательнее биологию изучал, тогда знал бы, что мы, грибы, от растений очень отличаемся!

— И чем же это, если не секрет? — спрашиваю.

— А тем, — продолжает Боровик, — что растения сами себе еду создают, а мы, грибы, как и животные, готовую пищу употреблять должны. Но мы и не животные, потому что у животных органы чувств развиты, что весьма помогает им в поисках пищи, тогда как мы, грибы…

— Всё, хватит с меня твоих лекций! — взмолился я. — У меня, между прочим, каникулы, я от всех этих премудростей отдохнуть летом должен! Тем более от всяких там знаний, не очень в жизни и нужных!

— Ну, почему же не очень нужных? — обиделся Боровик. — Вот, к примеру, знаешь ли ты основные правила грибника?

— Я о них в первый раз услышал. И всё равно полный пакет грибов набрал, так что будем считать, что я правила эти на «отлично» с первого раза сдал!

А царь Боровик шляпкой своей отрицательно покачал.

— Не знаешь ты этих правил, Вася! Ведь ты же их уже нарушил!

Обидно мне стало.

— И что же это за правила такие? — спрашиваю. — И какое из них я успел нарушить?

— Правило первое! — торжественно говорит Белый гриб. — Нельзя грибы вырывать, как ты это только что делал! Надо их либо ножиком срезать, которого у тебя, кстати, вообще нет, либо осторожненько выкручивать. А знаешь, почему? Чтобы грибницу не повредить! Понял?

— Понял, — говорю я, хотя сам не очень и понял, что это за грибница такая. — Ладно, уговорил, буду срезать. А какое второе правило?

— А второе правило гласит, — говорит Боровик, — что собирать надо только те грибы, которые ты хорошо знаешь! А если сомневаешься в грибе — лучше его выбрось!    — Это почему ещё? — не совсем понял я. — Зачем же выбрасывать?

— А потому, — объясняет мне царь Боровик, — что многие из нас, грибов, ядовитые. Людей из-за нас, грибов, гибнет в мире намного больше, чем от укусов змей или скорпионов!

— Ах вы, вредители! — не сдержался я.

Но царь Боровик на этот раз почему-то на меня не обиделся и принялся объяснять мне, несколько смущённо, правда, что все мои грибы в пакете ядовитые, и называются они    — мухоморы. Надо же! А я, дурак, радовался, что грибов так много насобирал! Хорошо ещё, что перед деревенскими ребятами похвастаться не успел — повеселились бы от души!

А ещё Боровик сообщил мне, что с полиэтиленовым пакетом за грибами ходить не следует, ведь в пакете даже съедобные грибы ядовитыми могут сделаться, потому что им так дышать, оказывается, нечем. Скажите, неженки какие! А ещё около автомобильных магистралей грибы нельзя собирать, даже боровики, ведь там они всяческие вредные вещества впитывают и накапливают в себе в огромных количествах…

— Понял теперь, что это целая наука — грибы собирать? — спрашивает у меня царь Боровик. — А ты в этой сложной науке ещё недоучка!

На этот раз я почему-то совсем на него не обиделся. Просто вздохнул тяжело, вытряс с пакета всё своё грибное великолепие на траву и прочь подался.

А царь Боровик кричит мне вслед тоненьким своим голосишком:

— Подожди, Вася, куда ты?!

— Куда, куда! — говорю. — Домой, куда ж ещё! Правила грибника учить!

И дальше иду.

А Боровик кричит мне вслед:

— Вернись, Вася! У меня к тебе предложение имеется!

Любопытство меня разобрало, остановился я.

— Какое такое предложение? — спрашиваю.

— А предложение такое, — говорит Боровик. — Ты мне поможешь в одном деле, а я тебя за это лучшим грибником сделаю. Всё про грибы узнаешь, всегда с тобой рядом в грибных походах удача шагать будет!

Задумался я.

— А не обманешь? — спрашиваю.

— Да ты что! — возмутился Боровик. — Моё слово царское!

Подумал я ещё немножко и согласился.

— Ладно, — говорю. — Помогу тебе. Что делать надо?

— Для начала, — объясняет царь Боровик, — глаза сильно зажмурь. И не подсматривай!

Зажмурился я, а Боровик как закричит тоненьким своим голоском:

— Мицелиум аспергирус!

И сразу же как закрутило меня, завертело, как понесло по воздуху! Лечу я, сам не ведаю куда, а царь Боровик, наверное, рядом со мной летит, потому как всё время предупреждает:

— Ты только глаза, Вася, не открывай! Потерпи, уже чуточку осталось!

И действительно, через несколько секунд полёта ощущаю я вдруг, что приземлился на что-то твёрдое. И только приземлился, как царь Боровик говорит мне уже не тонюсеньким голоском, а каким-то другим — сильным и басовитым:

— Всё, Вася! Конец! Можешь теперь глаза открывать.

 

 

Глава 2

Моё первое знакомство с царством грибов.

Гляжу, а царь Боровик из прежнего замухрышки настоящим великаном сделался — примерно с меня ростом. Руки у него неизвестно откуда выросли, ноги появились, а на голове — корона из чистого золота.

Место, где мы с ним очутились, было какое-то странное. Всё вокруг булькает, с места на место перетекает, и бегают около нас непонятные какие-то существа: маленькие, кругленькие, а некоторые вообще срослись между собой по два, по три и даже по десять…

Запах вокруг необычный и что-то напоминающий. Кажется, похожий запах бывает, когда моя бабуля тесто на пироги замешивает.

 

 

— Где это мы оказались? - спрашиваю я у царя Боровика.

— Как где? — говорит Боровик. — Конечно же, в нашем грибном царстве. А это — самая древняя его провинция, княжество Дрожжей.

Смешно мне стало.

— Ничего себе, Ваше Величество! — говорю Боровику. — Да разве же дрожжи — грибы?

— Грибы, Вася! — говорит царь Боровик. — Примитивные, правда, но тем не менее!

Потом хватает он одно из этих существ за шкирку, приподнимает и поближе ко мне подносит. А оно даже не понимает, что его только что остановили и смотрит куда-то сквозь меня глазёнками, ножками тоненькими по воздуху перебирает, будто все ещё бежать продолжает. Подержал его царь Боровик, да и отпустил.

— Видишь, какие они примитивные! Это потому, что очень древние. Да и княжество у них маленькое. Нас, грибов, насчитывается более ста тысяч видов, а их, дрожжей, и полтысячи видов не наберётся. Зато среди них нет видов, вредных для человека!

— Так уже и нет? — усомнился я.

— Нет, Вася, — говорит Боровик. — Разве что варенье забродить может, если его плохо проварили или сахара пожалели — вот и весь вред от этих грибов! Правда, с их помощью люди алкогольные напитки делают и злоупотребляют ими — но сами дрожжи в этом не виноваты. Люди в этом виноваты, Вася, сами люди! Не все, правда, некоторые…

 

 

Надоели мне эти его нудные лекции да нотации нравоучительные!

— Давай ближе к делу! — внёс я предложение, а сам едва сдержался, чтобы не зевнуть. — Какая тебе от меня помощь нужна?

Вздохнул царь Боровик, шляпку свою низко опустил.

— Дело в том, — объясняет он мне, — что произошёл в нашем грибном царстве государственный переворот. Власть захватила Бледная Поганка со своими пособниками — вредными грибами! Объявила она себя Поганкой Первой, царицей всех грибов!

— Вот оно что! — сообразил я. — Так ты уже не царь, Ваше бывшее величество?

Обиделся Боровик, покраснел от обиды.

— Я царь! — закричал он. — Это она — самозванка! А я — Его, точнее, Моё Величество Боровик двадцать два миллиона…

— Хватит! — говорю. — Верю, что ты настоящий царь! А она самозванка! Дальше-то что?

— А то, — говорит Белый гриб, — что эта самозванка хочет объявить людям войну!

Смешно мне стало.

— Как это вы, грибы, нам, людям, войну объявить можете? Точнее, объявить её вы можете, а вот воевать… Да я один могу все грибы в вашем лесу ногами передавить!

Выпалил я это и только потом понял, что глупость сказал. Царь Боровик насупился сразу и в сторону смотреть стал.

— Да не обижайся ты! — говорю я ему. — Я же в переносном смысле! Просто чтобы ты понял, что никак грибы с людьми воевать не смогут!

— А ты знаешь, сколько в вашей стране людей от отравления грибами гибнет? — спрашивает Боровик.

— Не знаю! — говорю я. — А сколько?

— Много! — говорит Боровик. — Я точно не знаю, но несколько десятков каждый год. А отравляется ещё больше. И это без войны. А вообрази, если Поганка в моём царстве всем управлять станет? Знаешь, сколько тогда людей отравляться грибами будет?

Задумался я. А царь Боровик продолжает.

— А знаешь ты, сколько урожая пропадает из-за вредоносных грибов? — спрашивает он. — А сколько болезней вызывают у человека эти паразитические грибы!    Представляешь, как всё это будет выглядеть, ежели Поганка силу могучую наберёт?!

— Да что ты меня агитируешь! — говорю. — Я же дал своё согласие помочь тебе и от слов своих отказываться не собираюсь!

Умолк тут царь Боровик, благодарно на меня взглянул. А потом говорит:

— Вынужден только предупредить тебя, Вася, что, помогая мне, ты и себя в очень опасное положение ставишь! Ведь мухоморы, верные прислужники Поганки, везде меня ищут, арестовать хотят. Правда, вряд ли им в голову придёт искать меня здесь, среди дрожжей.

Сказал он это и о чём-то задумался, а я ещё раз вокруг себя внимательно посмотрел. Неужели придётся нам с Боровиком в булькающем этом месте прятаться?    Да здесь и сесть не на что, не то чтобы прилечь, отдохнуть. И дрожжи всё время вокруг нас мельтешат…

А царь Боровик понял, наверное, о чём я только что подумал.

— Нет, Вася, — говорит он мне. — Здесь нам нельзя долго находиться, ибо бездействие может означать мою полную капитуляцию пред самозванкой противной! Потому нам действовать надо! Я вот только не решил ещё, каким путём дальше по грибному царству лучше двигаться…

— А что, отсюда несколько путей есть? - спрашиваю.

— Самый короткий путь — через княжество Плесневых грибов, — говорит Боровик задумчиво. — Только не хочется мне почему-то через их владения путь держать…    — А разве плесень — гриб? — удивился я. — Никогда бы не подумал!

— А я бы никогда не подумал, что ты даже этого не знаешь! — ядовито ответил мне царь Боровик. — Ты же в школе это проходить должен был, разве не так?

— Ну, хорошо, хорошо, пускай будет и плесень грибом, — не желая с ним спорить, сразу же согласился я и быстренько разговор на другую тему перевёл. — А почему ты не хочешь через их территорию идти, если они такие же грибы, как и ты сам?

— Такие же, да не совсем! — вздохнул Боровик. — Они могут запросто выдать нас врагам! Знал бы ты, сколько среди плесени сторонников Поганки — вредных для человека видов! Хотя и полезная плесень тоже в природе существует.

— Да чем же плесень может быть полезной?! — возмутился я. — Один вред от неё и ничего больше!

Вздохнул царь Боровик, а потом рассмеялся.

— Эх, Вася, Вася! — говорит он с грустью в голосе. — Как же ты помогать мне будешь, если о нас, грибах, ничегошеньки не знаешь?! А ведь из плесени, к твоему сведению, люди лекарства получают, антибиотики всякие. Да разве только лекарства!

Обиделся я тут не на шутку. Рассердился даже. Сколько можно за одно и то же упрекать!

— Ну, не знал я, когда мы грибы эти самые проходили, что здесь, в царстве вашем окажусь! Знал бы — учил!

— А учил бы — знал! — говорит царь Боровик. — Не будем больше об этом спорить! Будем лучше бороться!

Вот это мне по душе! Не зря же я такое огромное количество боевиков пересмотрел.

— Сначала надо разведать, как там дела идут у наших врагов, — говорю я царю Боровику. — А для этого лучше всего «языка» вражеского в плен захватить.

Смотрит на меня царь Боровик недоуменно, глазёнками моргает.

— Какого такого «языка»? — спрашивает.

Сам неуч, элементарного слова не знает! А еще меня в невежестве упрекал!

Объяснил я ему быстренько, что это за «язык» и как его в плен захватить можно. Вижу, повеселел бывший царь.

— А что, — говорит. — Это идея! Молодец, Вася!

А меня только похвали! Во мне тогда идея за идеей появляться начинает, одна лучше другой.

— А перед тем, как в разведку идти, надо бы нам замаскироваться, — объясняю я Боровику. — Лучше всего под эти самые, как их…

— Мухоморы? — подсказывает царь Боровик.

— Вот-вот! — говорю я. — Замаскируемся под мухоморы. Тогда мы с тобой, Ваше Величество, спокойненько в любом направлении топать сможем!

Задумался Боровик.

— А знаешь, — говорит, — в этом тоже что-то есть! Так и сделаем!

Взмахнул руками да как крикнет:

— Микориоза симбиозус!

И только он произнёс своё заклинание, смотрю — передо мной уже не царь Боровик, а огромадный мухоморище! Ну, думаю, пропал я, отыскали меня шпионы Поганки! Хотел стрекоча дать, а мухомор кричит мне вслед:

— Куда же ты, Вася?! Это же я, царь Боровик, только замаскированный!

Остановился я, а Боровик мне и говорит:

— Ты лучше на себя посмотри, Вася!

Только сейчас я ощутил, что на голове у меня какая-то шляпа тяжеленная… Не на голове даже, ведь голова у меня исчезла

— Ты что со мной сделал?! — кричу. — А ну возвращай мне голову!

А Боровик (он же мухомор) смеётся, аж заливается.

— Да ты, Вася, сам предложение дельное внёс, дабы мы с тобой под мухоморы замаскировались!

Ничего себе, замаскировались! А я наивно предполагал, что мы в костюмчики карнавальные приоденемся! Полное, как говорится, перевоплощение и вживание в образ!    А царь Боровик меня успокаивает:

— Это ненадолго, Вася! А потом я тебе твой облик собственноручно вернуть обещаю!

На том и поладили. А потом оставили мы это дрожжевое княжество и потопали себе дальше по грибному царству. Топали, топали… и притопали…

 

 

Глава 3

В которой я знакомлюсь с графом Подосиновиком.

Притопали мы в самый обыкновенный лес. Точнее, не совсем обыкновенный, потому что деревья в этом лесу росли высокие-превысокие и толстые-претолстые — и десяти человекам одно не обхватить. И были это не дубы, как вы могли подумать, а обычные берёзки да осинки. Или, скорее, берёзищи да осинищи.

 

 

Возле одной огромной осины мы увидели настоящий грибной поединок! Один гриб, высокий, красивый, с красной шляпкой, осину эту защищает, а второй гриб, очень уж неприятный на вид, к ней приблизиться хочет…

— Что тут происходит? — спрашиваю я шёпотом у Боровика.

А он мне в ответ шепчет:

— Тот гриб, что у дерева, — верный мой соратник, граф Подосиновик. А второй, с которым граф Подосиновик сейчас поединок ведёт, — это вредный гриб из породы трутовых. Он эту осину съесть хочет!

 

 

Как я неожиданно попал в большие начальники.

А началась моя мухоморная жизнь с того, что накинулся на меня мухоморище начальник.

— Как стоишь, Мухомор?! — кричит во всю глотку. — Как на начальство смотришь?!

— Нормально стою! — отвечаю. — И смотрю тоже нормально!

Мухоморище этот и так красный был, а после моих слов ещё больше покраснел.

— Ты как со мной разговариваешь, новобранец?! — орёт. — Забыл уже, чему я тебя вчера вечером в казарме учил?!

 

 

Глава 4

Продолжение моей головокружительной карьеры

Повёл я своё грибное воинство на ту лесную полянку, где, по словам королевы Поганки, последние мятежные силы закрепились. Где находится эта полянка, я не знал, но среди моих подчинённых сразу же нашлось несколько проводников.

— Вот она! — рапортуют проводники.

— Полюбуйтесь на неё, Ваше Превосходительство.

 

 

Из-за высокой травы и папоротников мне не было видно самой полянки, но я быстро нашёл выход из неприятного положения: велел десятерым мухоморам поднять меня.

Теперь мне стала ясна вся диспозиция противника. Сгрудились на этой поляне всякие сыроежки, подберёзовики, маслята. Ни дисциплины, ни воинского порядка у них... Шума много, а толку нет. А у меня уже и план битвы созрел. Вот и пригодились мои любимые компьютерные игры! Разделил я мухоморов на отряды, командиров назначил. Растолковал им мой стратегический замысел и велел каждому мухомору найти себе увесистую дубинку.

Продолжение моей головокружительной карьеры

Повёл я свою рать прямо на резиденцию Бледной Поганки. Не только мухоморы в поход отправились, но и пленники, которых мы на грибной полянке захватили. Командовал «пленным» войском граф Подосиновик.

Всю дорогу мухоморы громко славили Моё Величество. И я уже думал, что мы одержим лёгкую победу, — где уж Поганке нашей силе противостоять! Но недооценил я врага — впереди показались несметные вражеские полчища.

Признаться, я даже растерялся. А вот мухоморы мои по-прежнему рвались в бой и Моё Величество славить продолжали. Вот это бойцы! Не то что горе-воинство графа Подосиновика! Как увидели они вражью рать, так сразу приуныли. Сам граф Подосиновик пал духом.

— Не горюй, — говорю, — граф! Пробьёмся!

Посмотрел он на меня, вздохнул и говорит:

— Я Вам, граф Грибниковский, ещё не до конца верю! Но если Вы на самом деле наш тайный друг и союзник, то передайте царю Боровику, что погиб я, защищая священный трон Его Величества!:

Хотел я ему ответить, но не успел. Вперёд своего многочисленного воинства вышла Бледная Поганка и грозно закричала:

— Эй ты, мухоморишка! Как смел ты пойти против государыни, тебя, простого мухомора, возвысившей?! Как смел ты присягу грибную нарушить, безмозглый мухоморище?!    Как я разозлился! Тоже вышел вперёд своего отряда да как закричу:

— Сама ты, Поганище Бледная, грибной присяге изменила, когда против законного государя Боровика мятеж подняла! Никакая ты не государыня!

Не ожидала Поганка такого отпора, растерялась. А я ей рта не даю раскрыть и дальше кричу:

— А вы, грибы лесные, ядовитые и просто несъедобные! Как вы можете в одной компании с грибами-паразитами находиться, они ведь деревья ваши уничтожают?! Когда грибы-паразиты погубят все леса, где вы будете жить, чем питаться?

После моих слов раскол во вражеском войске произошёл. Задумались ложные лисички и перечные грибы и начали в моё войско перебегать.

А я дальше кричу:

— А вы, грибы плесневые, пенициллиновые! Ведь вы давно подружились с людьми — даже лечите их! Неужели вам по пути с этой самозванкой?

Смотрю — и плесени к нам перебежали. Не все, правда. Зато грибы-паразиты вокруг Поганки сплотились. Неудивительно, ведь они человеку один только вред приносят…

Но тут я вспомнил, что берёзовый гриб, что чагой называется, тоже приносит человеку пользу — лекарства из него делают.

Я и об этом сказал. Некоторые грибы-паразиты тоже на нашу сторону переметнулись, и силы стали почти равны.

Поганка даже затряслась от злости.

— Предатели! — кричит. — Не смейте этого самозванца слушать!

— От самозванки слышу! — ору я в ответ.

И тут подбегает к Поганке советник её Плесень и что-то на ухо шепчет. И ехидно на меня посматривает. А Поганка встрепенулась и закричала на весь лес:

— Послушайте, грибы, что я узнала! Ваш Мухомор Первый — дважды самозванец! Он не из грибного племени, а к презренному человеческому роду относится!    Сейчас вы сами в этом убедитесь!

— Симбиозус микориозус! Аспергилус фитофторус!

Тут чары царя Боровика рассеялись, и превратился я опять в Васю Лентяйкина — в себя самого.

Вся моя рать недоуменно на меня глядит, а Бледная Поганка хохочет, аж заливается.

 

 

— Ну что? — кричит. — Убедились, что он обманщик?

Обидно мне стало. Каюсь, обманывал я и не раз, но тут случай особый!

— Не обманщик я! — говорю. — Не собирался я править в вашем царстве. Просто хотел законному царю Боровику помочь в справедливой борьбе. А потому…

Не успел я закончить, как мои мухоморы подхватили:

— Да здравствует наш царь Боровик!

А за ними и все грибы закричали:

— Да здравствует Его грибное Величество Боровик двадцать два миллиона пятьсот двадцать одна тысяча восемьсот двенадцатый!

Поганка этих слов испугалась и помчалась прочь в полном одиночестве. Даже Плесень, верный советник, царя Боровика со всеми славил.

Понял я, что это полная победа! Жаль только, что царь неизвестно где находится.

Не успел я об этом подумать, как Боровик собственной персоной перед нами явился. В золотой короне.

— Спасибо, — говорит, — Вася! Если бы не ты…

— Да ладно, — говорю. — Подумаешь…

Хотел я ещё что-то добавить, да не успел. Подбегает ко мне граф Подосиновик, обнимает.

— Великодушно прошу прощения, граф Грибниковский! — говорит. — За то, что посмел сомневаться в Вашей честности! Сможете ли Вы, граф, когда-нибудь меня простить?

— Уже, — говорю, — простил! А теперь мне домой пора, бабуля давно беспокоится.

И только произнёс я эти слова, как кто-то…

 

 

Глава 5

Кто-то мне в самое ухо как гаркнет:

— Эй, отличник! Хватит спать!

Открываю я глаза и вижу, что нахожусь всё на той же полянке, на которой когда-то отдохнуть решил. Солнце уже высоко над лесом поднялось, а вокруг меня ребята деревенские столпились. У каждого в руке лукошко, и каждое лукошко грибами наполнено.

— А где твои грибы, отличник? — спрашивают меня ребята с насмешкой. — Похвастай!

А мне и сказать нечего. Понял я, что все грибные приключения мне приснились. А прямо за моей спиной по-прежнему стоит полиэтиленовый пакет, мухоморами одними наполненный. Увидят ребята эти мухоморы — хохоту будет на весь лес!

Но ребята почему-то не засмеялись, а, наоборот, с уважением на меня посмотрели.

— Это ты сам набрал? — спрашивают недоверчиво. — Вот повезло так повезло!

«Издеваются!» — подумал я и незаметно посмотрел себе за спину. А там…

А там стоит большущая корзина, доверху наполненная ядрёными боровичками. И все они толстенькие и крепенькие, как на подбор.

Понял я, что мои грибные приключения произошли на самом деле, а корзину с грибами мне царь Боровик в подарок оставил. Но ребятам я обо всём этом, разумеется, говорить не стал.

Пошли мы домой, и все по очереди помогали мне корзину тащить, потому что она оказалась очень тяжёлой. А как бабуля обрадовалась, когда меня увидела!..

С той поры перестали деревенские ребята дразнить меня отличником. Придумали другое прозвище — грибник. И я на них не обижаюсь. Потому что сам стал заядлым грибником. Очень удачливым. Всегда мне самые отборные грибы попадаются.

Правила грибника, о которых мне рассказал сам царь Боровик, я хорошо запомнил!

Когда мои папа и мама из заграницы вернулись и в деревню за мной приехали, я категорически отказался ехать с ними в город. Чего я там летом не видел! А тут, в деревне, и речка, и озеро, и, главное, лес рядом! А в лесу грибы, которые я так люблю собирать!

Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Поиск

Блок "Поделиться"

 
 

РАЗГАДАЙ, РЕШИ, ПОДУМАЙ

УЧИТЕЛЬСКАЯ

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru

Copyright © 2021 High School Rights Reserved.